GeoSELECT.ru



Искусство и культура / Реферат: Картина мира, показанная в "Младшей Эдде" Снорри Стурлуссона (Искусство и культура)

Космонавтика
Уфология
Авиация
Административное право
Арбитражный процесс
Архитектура
Астрология
Астрономия
Аудит
Банковское дело
Безопасность жизнедеятельности
Биология
Биржевое дело
Ботаника
Бухгалтерский учет
Валютные отношения
Ветеринария
Военная кафедра
География
Геодезия
Геология
Геополитика
Государство и право
Гражданское право и процесс
Делопроизводство
Деньги и кредит
Естествознание
Журналистика
Зоология
Инвестиции
Иностранные языки
Информатика
Искусство и культура
Исторические личности
История
Кибернетика
Коммуникации и связь
Компьютеры
Косметология
Криминалистика
Криминология
Криптология
Кулинария
Культурология
Литература
Литература : зарубежная
Литература : русская
Логика
Логистика
Маркетинг
Масс-медиа и реклама
Математика
Международное публичное право
Международное частное право
Международные отношения
Менеджмент
Металлургия
Мифология
Москвоведение
Музыка
Муниципальное право
Налоги
Начертательная геометрия
Оккультизм
Педагогика
Полиграфия
Политология
Право
Предпринимательство
Программирование
Психология
Радиоэлектроника
Религия
Риторика
Сельское хозяйство
Социология
Спорт
Статистика
Страхование
Строительство
Схемотехника
Таможенная система
Теория государства и права
Теория организации
Теплотехника
Технология
Товароведение
Транспорт
Трудовое право
Туризм
Уголовное право и процесс
Управление
Физика
Физкультура
Философия
Финансы
Фотография
Химия
Хозяйственное право
Цифровые устройства
Экологическое право
   

Реферат: Картина мира, показанная в "Младшей Эдде" Снорри Стурлуссона (Искусство и культура)



- 1 -


В своей работе я попытаюсь описать космогоническую картину мира по
представлениям “Младшей Эдды” Снорри Стурлуссона. Её автор - исландский
поэт, скальд, живший в 1178 - 1241 гг. Сама эдда датируется примерно 1222г,
и является не самостоятельным произведением автора, а переписанным сводом
более ранних легенд и преданий. В процессе написания эдды на автора уже
имела воздействие христианская философия и история, потому довольно трудно
отделить изначальные древнеисландские представления об устройстве мира от
более поздних. Эдда начинается со вступления, где автор пересказывает
библейский сюжет о сотворении мира, упоминая Адама, Еву, историю о ноевом
ковчеге и т. д. Этот рассказ насквозь пронизан христианской космогонией,
хотя вместе с ветхозаветными легендами там фигурирует и античная Троя,
которая ассоциируется автором с Асгардом - городом богов.
Но более древняя и полная картина мира разворачивается в начальных диалогах
“Видения Гюльви” - первой части книги. Итак, начнем.
Часть 1
В начале времен
не было в мире
ни песка, ни моря,
ни волн холодных.
Земли еще не было
и небосвода,
бездна зияла,
трава не росла.
Сравним с первыми строками Евангелия от Иоанна: “Вначале было слово, и
слово было Бог, и слово было у Бога”. У скандинавов - “За многие века до
создания земли уже был сделан Нифльхейм (“тёмный мир”). В средине его есть
поток, что зовётся Кипящий Котёл, и вытекают из него реки: Свёль
(“холодная”), Гуннтра, Фьёрм (“быстрая”), Фимбультуль, Слид (“свирепая”) и
Хрид (“буря”), Сюльг (“глотающая”) и Ульг (“волчица”), Вид (“широкая”),
Лейфт (“молния”). …Всего раньше была страна на юге, имя ей Муспелль
(Мусспельхейм). В отличие от христианского изначального “ничто”,
нетелесного “слова”, скандинавский мир существовал ещё до своего начала -
что угодно, но не пустота. Муспель - “…светлая и жаркая страна, всё в ней
горит и пылает. И нет туда доступа тем, кто там не живёт, и не ведет оттуда
свой род.” Значит, кто-то всё-таки в этом городе живёт? Кто же? “Суртом
- 2 -
(“чёрным”) называют того, кто сидит на краю Муспелля и его защищает. В руке
у него пылающий меч, и когда настанет конец мира, он пойдет войною на богов
и всех их победит и сожжет в пламени весь мир (в примечании сказано -
“образ Сурта - возможное отображение христианского образа ангела с мечом у
входа в рай”. В прорицании Вёльвы же сказано:
Сурт едет с юга
с губящим ветви,
солнце блестит
на мечах богов;
рушатся горы
мрут великанши,
в Хель идут люди,
расколото небо.
Сурт - начальная и конечная точка того замкнутого круга мироздания, на
котором основана и скандинавская и христианская мифология: образно говоря,
человек обозревает всё сущее от начала и до конца. И слушатель, и
рассказчик знают, чем всё началось, и главное - чем всё в итоге окончится.
Всё предрешено. Если у христиан в конце стоит страшный суд и Армагеддон, то
у скандинавов - битва богов и великанов, битва с Суртом и т.д.
Но вот Снорри устами Высокого открывает картину создания нашего мира:
“Когда реки, что зовутся Эливагар (“Бурные волны”), настолько удалились от
своего начала, что их ядовтая вода застыла подобно шлаку, бегущему из огня,
и стала льдом, и когда окреп этот лёд и перестал течь, яд выступил наружу
росой и превратился в иней, и этот иней слой за слоем заполнил Мировую
Бездну… Мировая Бездна на севере вся заполнилась тяжестью льда и инея,
южнее царили дожди и ветры, самая же южная часть Мировой Бездны была
свободна от них, ибо туда залетали искры из Муспельсхейма… и если из
Нифльхейма шёл холод и свирепая непогода, то близ Муспельсхейма всегда
царили тепло и свет. И Мировая Бездна была там тиха, словно воздух в
безветренный день”. Ну чем не три основных части света, описанных Снорри во
вступлении. И вскоре из противостояния холода и тепла на свет появляется
живое существо: “Когда ж повстречались иней и тёплый воздух, так что тот
иней стал таять и стекать вниз, капли ожили от теплотворной силы и приняли
образ человека. И был тот человек Имир, а инеистые великаны зовут его
- 3 -
Аургельмиром. От него то и пошло всё племя инеистых великанов, как сказао о
том в “Кратком прорицании Вёльвы”:
От Видольва род свой
все вельвы ведут,
от Вильмейда род
ведут все провидцы,
а все чародеи -
от Чёрной Главы
а великаны
от Имира корня.
И так говорит об этом Вафтруднир великан:
Откуда меж турсов
Аургельмир явился,
первый их предок?
Тогда когда:
Брызги холодные
Эливагара
ётуном стали;
отсюда свой род
исполины ведут,
оттого мы жестоки”.
Жестоки же ётуны (великаны) потому, что возникли из ядовитого инея холодных
брызг Бурных Волн. Ётуны не есть боги. Их эллинистическим прототипом могут
послужить титаны - род, тоже породивший богов греческого и римского
пантеона. Вообще, если сравнить три основных космогонических системы:
христианскую, античную и скандинавскую, то очень много общего будет у
последних двух. Пантеизм, обилие сюжетов, в которых боги (асы) фигурируют,
внутренняя борьба в стане богов - распри Локи и Одина, соперничество Афины
и Геры и многое другое. (По большому счёту тут можно уже говорить не о
сравнении ряда частных случаев - христианской, античной и скандинавской
мифологий, а о более глобальном сравнении двух основополагающих и в то же
время конкурирующих религиозных теорий - авраамического монотеизма
(христианство, иудаизм, ислам) и языческого пантеистического миропонимания
(античность, скандинавский эпос, древнеславянский, древнеегипетский и
другие)). В отличие от христианской возвышенности скандинавские боги
очеловечены.
- 4 -
Они испытывают боль, они смертны - ничто не спасло Бальдра от ухода в Хель.
Это не абстрактные существа - люди, наделённые необычными способностями.
Склад ума у них человеческий. Скандинавские боги даже ближе к человеку, чем
античные. По крайней мере они возникли не из хаоса, а из пота Имира. Именно
возникли - органично и самостоятельно. У них нет автора. Всё случилось
естественно, само по себе, из камня возник человек, от его союза с ётуншей
на свет появились асы: ”И сказывают, что, заснув, он (Имир) вспотел, и под
левой рукой у него выросли мужчина и женщина. А одна нога зачала с другою
сына. И отсюда пошло всё его потомство - инеистые великаны. А его,
древнейшего великана зовём мы Имиром”. На вопрос Гюльви о том, где жил
первый великан, чем он питался, отвечают:” Как растаял иней, тотчас
возникла из него корова по имени Аудумла, и текли из её вымени четыре
молочные реки, и кормила она Имира. Она лизала солёные камни, покрытые
инеем, и к исходу первого дня, когда она лизала те камни, в камне выросли
человечьй волосы, на второй день - голова, а на третий день возник весь
человек. Его прозывают Бури (“родитель”). Он был хорош собою, высок и
могуч. У него родился сын по имени Бор (“рождённый”). Он взял в жёны
Бестлу, дочь Бёльторна великана, и она родила ему троих сыновей: одного
звали Один (“бешеный” или “дух”, “поэзия”), другого Вили, а третьего Ве
(“жрец”)”. В процессе возникновения асов важна происходящая метаморфоза:
камень - человек - ас (или дерево - человек, как дальше расскажет Снорри).
Также, как и в античной мифологии, в ней участвует неживая природа (камень,
соль, дерево), порождающая живую (человека. Именно его, а не аса). Снова
замкнутый круг: мертвость камня - жар жизни - смерть и снова мёртвость. Тут
нет того, что я бы назвал теорией посещения: ведь в христианской
трактовке мы приходим в этот мир, и уходим из него, не являясь изначально
порождением неживой природы этого мира. Человек по христианской теории
изгнан в этот мир искуплять свою вину. Не случайно дьявола, воплощающего
все тёмные силы, в библии называют “Князь мира сего”. Христианский человек
чужд этому миру, и потому представляется неорганичным, и даже, быть может,
противоестественным данной земной реальности. У скандинавов же наоборот -
человек изначально привязан к земле, к камню, к дереву. Его существование в
этом мире гармонично точно также, как гармонично вписываются в реальность
Асгарда сами асы. Конечно, уходя из этого мира человек покидает его
навсегда, окончательно и бесповоротно - ему ещё далеко до столь
- 5 -
развившейся на востоке теории перевоплощений. Копнув глубже, можно
предположить, что эти различия в итоге привели к установлению философской
теории единства материи: пантеистический человек не появляется из ниоткуда
и не исчезает в никуда - снова же замкнутый круг. Но оставим человека, и
вернёмся к асам.
“…И верю я, что Один и его братья - правители на небе и на земле. Думаем
мы, что именно так его зовут. Это имя величайшего и славнейшего из всех
ведомых нам мужей, и вы можете тоже называть его так…Сыовья Бора убили
великана Имира. А когда он пал мёртвым, вытекло из его ран столько крови,
что в ней утонули все инеистые великаны. Лишь один укрылся со всею семьёй.
Великаны называют его Бергельмиром (“ревущий как медведь”). Он сел со
своими детьми и женою в ковчег и так спасся. ( в примечании сказано, что
слово, за “ковчег” Снорри Стурлуссоном ошибочно было принято слово “гроб” -
отголосок легенды о ноевом ковчеге). От него то и пошли новые племена
инеистых великанов, как о том рассказывается:
За множество зим
до создания земли
был Бергельмир турс;
в гроб его при мне положили
вот что первое помню.

Часть 2
Вот как изображает Снорри Стурлуссон процесс возникновения мира, в котором
мы (и асы) существуем: “Потом сыновья Бора взяли Имира, бросили в самую
глубь Мировой Бездны и сделали из него землю, а из крови его - море и все
воды. Сама земля была сделана из плоти его, горы же из костей, валуны и
камни - из передних и коренных его зубов и осколков костей… из крови, что
вытекла из ран его сделали они океан и заключили в него землю. И окружил
океан всю землю кольцом, и кажется людям, что беспределен тот океан, и
нельзя его переплыть… взяли они череп его и сделали небосвод. И укрепили
его над землёй, загнув кверху её четыре угла, а под каждый угол посадили по
карлику. Их прозывают так: Восточный, Западный, Северный и Южный. Потом они
взяли
- 6 -
сверкающие искры, что летали кругом, вырвавшись из Муспелльсхейма, и
прикрепили их в середину неба Мировой Бездны, дабы они освещали небо и
землю. Они дали место каждой искорке: одни укрепили на небе, другие же
пустили летать в поднебесье, но и этим назначили своё место и уготовили
путь. И говорят в старинных преданиях, что с той поры и ведётся счёт дням и
годам, как сказано о том в “Прорицании Вёльвы”:
Солнце не ведало,
где его дом
звёзды не ведали,
где им сиять,
месяц не ведал
мощи своей.
Так было раньше.
Заметно, какую роль в создании этого мира играет физиология: кости, зубы,
кровь… вообще - труп. Тут просматривается фундаментальное идеологическое
различие авраамического монотеизма и “языческого” пантеизма. Скандинавский
мир конечен. Эта реальность и возникла то благодаря смерти Имира. Здесь
смерть порождает жизнь - в пику христианству, где человек - душа его, в
отличие от тела, бессмертна. У Снорри со смертью оболочки телесной
происходит и смерть духовная, но снова же дальнейшие события возвращают нас
к извечному замкнутому кругу: из мёртвого тела возникает новая жизнь.
Примечательно то, что всё созданное есть вещи самодостаточные - покорные
искры-звёзды, череп-небосвод. Но стороны света, так важные скандинавам-
мореплавателям, одухотворены. В итоге земля приобрела свой законченный вид:
“Она снаружи округлая, а кругом неё лежит глубокий океан. По берегам
океана они отвели земли великанам, а весь мир в глубине суши оградили
стеною для защиты от великанов. Для этой стены они взяли веки великана
Имира и назвали крепость Мидгард (“средняя ограда”). Они взяли и мозг его
и, бросив в воздух, сделали облака. Вот как об этом сказано:
- 7 -
“ Имира плоть Из век его
Мидгард
стала землёй, людям был создан
кровь его - морем, богами благими
кости - горами, из мозга его
череп стал небом, созданы были
а волосы - лесом тёмные тучи”.
Затем идёт описание того, как на свет появился человек: “Шли сыновья Бора
(в примечании - “по Старшей эдде первых людей создали не сыновья Бора, т.е.
Один, Вили и Ве, а боги Один, Хёнир и Лодур”) берегом моря, и увидали два
дерева. Взяли они те деревья и сделали из них людей. Первый дал им жизнь и
душу, второй - одежду и имена: мужчину нарекли Ясенем, а женщину Ивой. И от
них-то пошёл род людской, поселённый богами в стенах Мидгарда”. Ясень и Ива
- Адам и Ева. Параллель чёткая и сомнению не подлежит. Но вот в именах-то и
кроется различие. В отличие от “человеческих” имён ветхозаветных героев,
древесные имена первых людей несут особый смысл. По моему мнению имя
мужчины недвусмысленно отсылает к дереву-центру скандинавского мирозания -
ясеню Игдрасселю, который укоренился везде - и на земле, и в облаках. Он-то
(ясень, мужчина) и есть основа, костяк всего сущего.
Далее рассказчик говорит об асах: “Вслед за тем они построили себе град в
середине мира и назвали его Асгард, а мы называем его Троя (в примечании:
“единственное, кроме вступления, упоминание Трои в книге”). Там стали жить
боги со всем своим потомством. И там начало многих событий и многих распрь
на земле и на небе”. Картина мира вырисовывается окончательно: окружённая
океаном земля. На самом краю, ближе всех к краю живут ётуны. Затем стена
Мидгарда, за которой живут люди, и с самом сердце земли - Асгард, где в
месте Хлидскьяльв (“утёс”, “сторожевая башня”) восседает Один, и видит все
миры и все дела людские, и ведома ему суть всего видимого. “Имя жены его -
Фригг (“любимая”), дочь Фьёргвина, и от них родились все те, кого мы зовём
родом асов, и кто населяет древний Асгард и соседние страны. Все они
- 8 -
божественного происхождения. И должно величать Одина всеотцом, ибо он -
отец всем богам и людям, всему, чтомощью его было создано. И земля была ему
дочерью и женою. От неё родился его старший сын, это Аса-Тор (“Тор
асов”(“тор”-гром)).
Я не стану подробно останавливаться на картине мироустройства, скажу лишь
только главном святилище богов - ясене Иггдрасиле: “ Тот ясень больше и
прекраснее всех деревьев. Сучья его простёрты над миром и поднимаются выше
неба. Три корня поддерживают дерево, и далеко расходятся эти корни. Один
корень - у асов, другои - у инеистых великанов, там, где прежде была
Мировая Бездна. Третий же тянется к Нифльхейму, и под этим корнем - поток
Кипящий Котёл, и снизу подгрызает этот корень дракон Нидхёгг. А под тем
корнем, что протянулся к инеистым великанам, - источник Мимиром, в котором
сокрыты знания и мудрость. Мимиром зовут владетеля этого источника. Он
исполнен мудрости оттого, что пьёт воду этого источника из рога Гъяллакорн
(“громкий” - в примечании: “ по прорицанию Вёльвы в него трубит Хеймдалль
перед началом битвы богов. Снорри принял его за рог для питья”). Под тем
корнем ясеня, что на небе, течёт источник, почитаемый за самый священный,
имя ему Урд. Там место судбища богов. Каждый день съезжаются туда асы по
мосту Биврёст. Этот мост называют ещё мостом асов”. Видно огромное
пространство, в котором действуют асы: земля, небо, связующий их мост,
беспредельные просторы внутри, в общем-то ограниченного Мидгарда и Асгарда.
И образ Одина всё-таки проигрывает перед монументальностью и мощностью
ясеня Иггдрасиля, что снова напоминает нам об изначальном главенстве
природных сил в скандинавском мире, торжестве изначальной естественности
мироздания, что и отличает её от христианского мировоззрения.

Конец.

МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ М. В. ЛОМОНОСОВА



РЕФЕРАТ
ПО КУРСУ “ИСТОРИЯ ЗАРУБЕЖНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ”
ТЕМА: КАРТИНА МИРА, ПОКАЗАННАЯ В МЛАДШЕЙ ЭДДЕ
ПРЕПОДАВАТЕЛЬ ПОПОВ Ю. В.



Выполнен студентом 1 курса

факультета журналистики МГУ
( 110 гр.)
Бойко Ильёй
03.06.96





Реферат на тему: Керамика

Керамика

Глина, обожженная в костре - первый искусственный материал,
полученный человеком. Свойства этого материала раскрывались человеку
постепенно. До сих пор треть человечества живет в глинобитных хилишах. И
это не считая домов из обожженных кирпичей. Из шины делают не только стены,
но и поды с крышами. Чтобы повысить прочность такого глинобитного пола, его
время от времени поливают соленой водой. Впервые появившиеся в Месопотамии
клинописные письмена выдавливали на тонких глиняных табличках. Да и в
сложный состав современной бумаги обязательно входит белая глина.
Использовали гакну исстари и как лечебное средство. Растяжение хил
лечили пластырем из желтой глины, разведенной в уксусе. А при болях в
пояснице и суставах на больные места накладывали глину, разведенную горячей
водой с добавлением керосина. Знахари при ворожбе предпочитали использовать
печную глину. Ей лечили от сглаза иди лихорадки. Маленькие же глиняные
горшочки (махотки) ставили на тело при простудах как медицинские банки.
Делали даже «кирпичные ингаляции», раскаляя в лечи кирпич, насыпая на него
сверху луковую шелуху я вдыхая дым. А посыпая такой кирпич полынью или
можжевельником, распугивали мух и комаров.
Глину даже ели. Жители Севера до сих пор употребляют в пищу «земляной
жир» - белую глину. Едят ее с оленьим молоком или добавляют в мясной
бульон. Да и в Европе приготовляли из глины лакомство наподобие конфет.
Есть старая русская загадка: «Был я на копанце, был я на топавде, был
я на кружале, был я на пожаре, был я на обваре. Когда молод бил. то людей
кормил, а стар стад, пеленаться стал». До недавнего времени любой
деревенский житель быстро разгадал бы ее. Это ведь обыкновенный печной
горшок. А сама загадка подробно рассказывает его «жизненный путь».
«Копанцами» в русских деревнях называли ямы, где добывали глину.
Гончары почтительно говорили о ней: «живая». «Живая плота», встречающаяся в
природе, столь разнообразна по составу, что можно найти готовую смесь для
изготовления любого вида керамики Естественно, если находят залежи ценных
видов глины, то около них быстро вырастают гончарные производства. Так,
например, случилось в Гжели под Москвой, где была найдена белая глина.
Найти подходящую глину дело непростое. Не всякая глина подходит для
любого вида керамики. Например, для сосудов с блестящей черной поверхностью
(чернодощеной) лучше всего подходит жирная железистая глина. Это значит,
что в ней мало примесей (в основном, леска) и много солей железа. Потому
такая глина очень пластична, прекрасно держит форму, а после подсыхания
легко выглаживается до зеркального блеска.
У каждого гончара были свои заветные «копанцы», которые он тщательно
скрывал и оберегал от посторонних глаз. В каждом таком «хопанце» скрывались
разные глины. Цвет «живой глины» обманчив. Высохшая на воздухе, она. как
правило, лишь немного светлеет. Но при обжиге большинство глин резко меняют
свой цвет: зеленая становится розовой, бурая - красной, синяя и черная -
белой. Например, мастера из села Фнлимоново под Тулой лепят свои знаменитые
игрушки из черно-синей глины, которая после обжига приобретает белый, чуть
кремоватый цвет. Здесь в печи при обжиге выгорают все органические частицы,
которые придавали ей «живую» черную окраску. Только белая глина и после
обжига остается белой.
Добыв глину, гончар складывал ее в «глинних» • специальную яму, стены
которой делали из бревен, плах иди толстых досок. Яму заливали водой и
выдерживали в ней глину от трех месяцев до нескольких лет. Глина мокла под
дождями, стыла на морозе, парилась на солнце. При этом она разрыхлялась от
многочисленных трещинок, в ней окислялись вредные органические примеси, из
нее вымывались соли. И чем дольше вылеживалась глина в шиннике, тем
качественнее она становилась.
Потом приходила очередь побывать глине на «топанце». Здесь хорошо
вылежавшуюся глину разминали. Делали это на полу гончарни или просто на
поду избы, предварительно посыпав его песком. Проминкой глины («топанием»)
занималась вся семья, в том числе и дети. Глину топтали ногами до тех пор,
пока она не превращалась в тонкий лист. Его скатывали в рулон, складывали
пополам и опять топтали. Потом опять и опять, пока глина не превращалась в
однородную массу - «глиняное тесто».
Здесь же «тощую глину», то есть содержащую много песка «отмучивали» в
воде. А в слишком «жирную» вводили добавки. Если предполагалось делать
крупное изделие, то вводили специальные «отягощающие добавки». Тогда осадка
изделия при обжиге уменьшалась и соответственно меньше появлялось трещин. В
древности в глину добавляли «дресву» • дробленный камеиь-песчанник. Иногда
для облегчения изделия добавляли опилки. Мастера же Средней Азии до сих пор
добавляют пух тополя, рогоза или измельченную шерсть животных.
И уже перед самой лепкой гончар «перебивал» глину. Для этого он катал
из глиняного теста колобок, который с силой бросал на стол. Сплющившийся
шар гончарной струной (стальной проволокой с деревянными ручками) разрезали
пополам. Половинки снова бросали на стол и снова разрезали. При этом.
струна выталкивала мелкие камешки, вскрывала оставшиеся пузырьки воздуха. И
только потом, тщательно подготовленная однородная глиняная масса, попадала
на гончарный круг - «кружало».
Но гончарный круг появился не сразу. Сначала долго время гончары
формовали свои изделия вручную. Даже сегодня многие известные гончары
предпочитают обходиться без механических приспособлений.
При раскопках древний поседений в Месопотамии археологи часто находят
глиняные сосуды с веревочным узором на внутренней поверхности. Узор этот
остался от древнего способа формовки сосуда «на веревочной болванке». В
более поздние времена так предпочитали изготовлять сосуды для молока. Ведь
молоко образует на стенках нерастворимые осадки, удалить которые можно шшь
тряпкой, мочалом, хвощем. А значит, горловина сосуда должна быть широкой,
чтобы свободно проходила рука. Именно сосуды с широкой горловиной
предпочитают формовать «на веревочной болванке». Для этого мастер делает
тонкую деревянную болванку ; «шпулю») в форме бутылки. На нее ряд за рядом
наматывают веревку. Затем уже на веревке формуют глиняный сосуд. А когда
глина слегка подсохнет, из сосуда полосоньку вытягивают веревку и
вытаскивают шпулю. Формуют керамику и на цилиндрических или конических
болванках, но уже без применения веревки.
Другим способом ручной формовки стало «вытягивание» сосудов из
цельного куска глины с помощью камня-голыша и деревянной лопаточки. Сосуды
более сложных форм лепили, навивая круг за кругом глиняные жгуты. Плоские
же фляги, сосуды, шкатулки предпочитали просто составлять из глиняных
пластин, скрепляя их жидким глиняным раствором - «глиняным молочком».
Однако массовое производство керамики все же удобнее было
организовывать с помощью гончарного круга. Потому и в русской загадке
горшок не слеплен вручную, а изготовлен на «кружале». Считается, что
гончарный круг впервые появился в древнем Вавилоне в IV тысячелетни до
н.э., а затем распространился в Египет, Индию, Грецию. На европейских
землях он стал известен довольно поздно, лишь около 500-х годов до н.э.
Первые гончарные круги были ручными. Левой рукой гончар постоянно
вращал круг, а правой формовал сосуд. Позже появился ножной круг, который
приводился в движение ногами. Именно его и используют современные гончары.
Такой круг позволяет изготавливать очень изящные тонкостенные сосуды.
г
а
Существало и гаиняное днтье. Здесь, хах и при любой литье вначале
делали модель (как правило, деревянную). Затем по этой модели отливали
форму из гипса. И только потом в гипсовой форме отливали глиняное изделие.
При этом глина активно отдавала воду кз раствора, а гипс также активно
впитывал ее. После же просушки гипсовая форма вновь становилась пригодной к
употреблению. Потому способ этот издавна использовался при изготовлении
больших партий тонкостенных сосудов, небольших скульптурою сложных форм и
печных изразцов.
С давних времен из шины делали не только сложные сосуды или
прихотливые скульптуры, но н простые детские игрушки. До сих пор
заслуженной славой пользуются «дымковские» игрушки из Вятской области,
«филимоновские» из Тульской, «хлудневскяе» га Калужской, абашевсхие» из
Пензенской. Для них характерен обобщенный облик персонажа и яркая
раскраска. Лепили такую игрушку, конечно, вручную. Игрушечник выбирал самые
выразительные детали и просто прилеплял их друг к другу. Затем вся фигура
промазывалась сверху «глиняным молочком», скреплявшим ее.
Часто такие фигурки еще и звучали - их делали в виде свистков. От
таких примитивных игрушек-свистков совсем недалеко до вполне солидного
глиняного музыкального инструмента - окарины. Название этот глухо звучащий
инструмент подучил от итальянского слова «оса» • гусь, гусыня, так как по
виду он напоминает толстое тело гуся с вытянутой шеей. В Италии т таких
окарин до сих пор составляют целые народные оркестры.
После формовки глиняного изделия наступала очередь украшал» его -
ведь узор должен быть надежно закреплен при последующем обжиге. Самым
древним способом украшения глиняного сосуда надо признать тиснение. По
выдавленным на поверхности горшка, узорам подучили свое археологическое
название многие культуры. Так узоры на «текстильной керамике» получали,
отпечатывая на чуть подсохшем сосуде грубые ткани и рыбацкие сети. В III -
начале II тысячелетня до н.э. в Европе украшали сосуды оттисками веревки
или шнура, намотанного на палочку. Ее прижимали к сосуду под разными
углами, получая, таким образом, «шнуровую керамику».
Японские гончары вплоть до XX века обвивали сосуды тесьмой, спдетеной
из рисовой соломы. В печи при обжиге солома выгорала, оставляя характерный
орнамент. Вдавливали древние мастера в еще сырой сосуд хлебные колосья,
отдельные зернышки, раковины, ягодки хвойных деревьев (в Японии такая
керамика даже имеет особое название - «сосновоигольчатая»).
Позже для тиснения стали изготавливать специальные деревянные палочки
с узорами-штампиками на торцах. Сегодня сосуды с такими простенькими
узорами-ямочками археологи называют «ямочной керамикой». Иногда же гончар
наносил орнамент на изделие просто пальцами. Такие пальцевые защилы по
краям сосудов характерны для скифской керамики.
При использовании гончарного круга узор на сосуд легче наносить
гравировкой - прочерчивакием заостренными палочками. Часто для этого
использовали прихотливо вырезанные гребенки. Применяли для украшения и
напепные узоры из глиняных жгутиков, шариков, пластинок.
Все вышеописанные способы орнаментации называются у гончаров
рельефными. Однако существовало и гладкое декоркроваяие. При «лощении»
поверхность' изделия наиграют до зеркального блеска камнем-голышом,
косточкой, стальной ложкой, стеклянным пузырьком. При этом верхний слой
глины уплотняется, становится более прочным и меньше пропускает воду. Этот
легкий способ в старину даже заменял более трудоемкое глазурирование.
Лощеный сосуд приобретал особую красоту после «томления» или «чернения» в
печи. Для этого в самом конце обжига в гончарный горн клали смолистые
сосновые дрова, ненужное тряпье, сырой навоз и траву - словом все, от чего
возникал густой черный дым. После томления сосуды получали глубокий черный
цвет. На бархатистом черном фоне узоры отливали синеватым стальным блеском,
за что такую посуду в народе прозвали «синюшками».
Другим способом гладкого декорирования является роспись ангобами •
глиняным сметанообразкым раствором. Если мастера подбирали для росписи
«живую глину», то окраска всего изделия выходила приглушенной. И общая
цветовая гамма получалась теплой (кирпичный, красно-коричневый, серый,
желтый цвета). Смешивая натуральные ангобы между собой, получали тончайшие
оттеккн. Для получения же холодных (синих, зеленых) и черных ангобов
добавляли в них соли различных металлов. Оксид хрома давал травяной цвет.
оксид кобальта • синий, медный купорос • бирюзовый.
«Пожар», о котором говориться в русской загадке, • это обжиг, один из
самых важных моментов в изготовлении глиняной посуды. При обжиге из глины
удаляется влага, распадаются одни вещества, образуются другие. Только после
обжига глина превращается в новое, искусственное вещество - керамику. Для
обжига хорошо просушенное изделие помещали в костер, русскую печь kid)
горн. Сегодня для этого используют электрические муфельные печи.
Превращение глины в керамику происходит при температуре 500 - 900° С.
И чем ниже температура обжига, тем дольше идет процесс. До сих пор в
Средней Азии, Африке, Америке народные мастера ведут обжиг на кострах.
Изделия ставятся в несколько ярусов на кирпичи прямо на землю и
обкладываются со всех сторон дровами. Такой обжиг длится от 8 часов до
нескольких суток. В специальном же гончарном горке, где удается довести
температуру до 900° С, обжиг идет значительно быстрее. Простейший
двухкамерный гончарный горн известен с древнейших времен. В нижнюю камеру
такого горна закладывают топливо, а в верхней размещают изделия. В Средине
века горн был непременной принадлежностью всех ремесленных гончарных
слобод. Да и сама профессия гончара получила свое название от слова «горн»
после выпадения неудобной в произношении буквы «р».
Последней стадией обработки, теперь уже керамики, русская загадка
называет «обвар». При обваре посуда становится еще прочнее и меньше
пропускает влагу. Для этого еще горячую керамику щипцами вынимали из печи и
погружали в ржаной или овсяный кисель, квасную гущу или молочную сыворотку.
Эти клейкие жидкости, глубоко проникая в стенки посуды, надежно
закупоривали ее поры. Изменялся при этом и внешний вид изделия: оно
покрывалось своеобразными темными пятнами, предохраняющими сосуд, по
убеждению гончаров, от дурного глаза.
Со временем, такой древний способ обвара применялся все реже и реже.
Все больше гончары предпочитали покрывать изделия тончайшим слоем стекла -
глазурью, или поливой. Под тонким слоем глазури краски и ангобы становились
ярче. Еще в XVII веке на Руси для обвара _лечных изразцов использовали
цветные глазури - «муравленые» (зеленые) н «цениные» (синие). На литых
рельефных изразцах в углублениях собирался более толстый слой глазури, и от
того более темный. Рельефы при этом становились более выразительными.
Каким образом обычный печной горшок «людей кормил» объяснять не надо.
А вот почему его в «старости пеленали»? Дело в том, что горшок был так
ценен в русском быту, что даже треснувшие горшки не выбрасывали. Их
обвивали узкими распаренными лентами бересты. Береста, высыхая, плотно
облегала стенки и такие спеленутые горшки могли служить еще долгие годы.

Античная керамика
В древности любой предмет предоставлял человеку поле для
художественной деятельности. Однако, особое место среди бытовых предметов
занимает глиняное вместилище. Известно, что появление керамических изделий
провело четкую границу в культуре
^
а'
человека между мезолитом и неолитом. Недаром археологи часто называют
неолит эпохой керамики. Для человека античности в керамике естественно
объединяются усилия четырех основных элементов мира. Земля (глина)
разводятся «одой, из нее лепится изделие, которое сначала сохнет на
воздухе, а затем обжигается на огне. Да и сам процесс лепки воспринимался
как творение (недаром в Древней Руси творением, творчеством называли
процесс замеса глины).
Естественно, что в античности появляются мифы, рассказывающие о том,
как боги вылепили первых людей. Одним из таких мифов стала история о
Пандоре ( греч. "всем одаренная"). Эту женщину слепила из гаины Афина и
обжег в огне Гефест, чтобы отомстить людям за огонь, украденный для них
Прометеем. Став женой Эпнметея. она, из женского любопытства, открыла
данный ей на сохранение пифос (большой яйцевидный сосуд для хранения
зерна). Из него вырвались все беды человеческого рода и лишь маленькая
надежда осталась под крышкой сосуда. Так через ремесло и миф вошли в
культуру керамические сосуды.
Однако, керамика в античности - это не только сосуды. Долгое время
мастера Коринфа изготовляли для всей Греции плоские керамические плиты,
которыми облицовывали стены зданий и храмов. Их чаще всего украшали
объемным рельефом. Сюда же, в храмы греки приносили керамические вотивные
таблички с обещаниями богам (лаг. vodvue - посвященный богам). Широко была
распространена в античном мире крутая керамическая скульптура. Особенно
прославился такой скульптурой маленький городок Танагра. Здесь в III в. до
н.э. достнгао расцвета искусство маленьких (5-30 см) терракотовых статуэток
( итал. terra cotta - жженая земля). Они изображали сцены из жизни и либо
служили детскими игрушками, либо опускались в могилу.
Керамика для обычного горожанина часто заменяла дорогие изделия из
металла. А многие бытовые вещи делались в античности исключительно из глины
(веретена ткацких станков, рыболовные грузила, ульи и т.д.).
В Афинах керамическим производством занимался целый квартал гончаров.
Он находился в северо-западной части города н частично располагался за
городской стеной, близ большого некрополя - официального захоронения павших
на войне афинян. Сосуды, изготовлявшиеся здесь, использовались и в быту, и
в ритуальных целях. Технология была настолько проста, что часто
использовался детский труд. Это позволяло организовывать как небольшие
семейные мастерские, так и крупные производства со множеством рабов.
Изготовление керамики было столь широко налажено, что название квартала
(Керамик) стало названием для всех изделий из глины.
Постепенно сложились три способа изготовления керамических сосудов.
Самым древним из та была лепка сосуда вручную. Чуть позже появился
гончарный круг. а затем некоторые небольшие изделия стали изготовлять с
помощью формовочных штампов (негативов). Естественно менялся и характер
оформления сосуда. И если при первом способе оформление еще хаотично и
слабо зависит от формы сосуда, в для второго характерны ярусные росписи, то
дня третьего способа • рельефные украшения.
Сама же форма сосуда очень рано начала восприниматься как
человекоподобная (антропоморфная). Человек ощущал сосуд как маленькое
вместилище, в отличие от большого вместилища - дома или города. При этом
сам человек тоже оказывался вместилищем, но средних размеров. Для чего же
эти вместилища? В доме (городе) помещается человек (люди). Они суть дома.
его душа. Самого человека заполняет духовный мир. И человек вовсе не
безразличен к тому, что его наполняет. Форма каждого тела точно
соответствует своему наполнению.
А сосуд? Что в нем? В античности основным содержимым керамических
сосудов было вино - кровь земли. Вино (греч. oinos. лат. vmiOTi) довольно
поздно обрело в культуре человечества негативный оттенок. И связано это с
перемещением культурного центра человечества с юга на север. В условиях
средиземноморского мира оно было целительным напитком, предотвращающим
многие болезни (особенно желудочные). Употребляли этот "лучший дар Творца"
("Д^Р божий", "источник жизни") исключительно в натуральном виде. как
домашнее вино и обязательно разбавленное чистой родниковой водой. В Древней
Греции и Древнем Риме на 3 частя воды брали 1 часть вина, или на 5 частей
воды - 2 части вина. В "библейском регионе" пили напиток "крепче" - на 3
части воды брали ; части вина. Неразбавленное вино употребляли в античные
времена только "варвары". Поэтому вино было символом "чистоты трапезы"
Да и сама виноградная лоза считалась знаком домашнего уюта и
обеспеченности жизни. Дело в том, что в Средиземноморье росли лозы до 50 см
в диаметре и длиной (высотой) с 10-ти этажный дом. Одна гроздь плодов с
такой лозы весила около 5-6 кг. а отдельные ягоды достигали размера сливы.
Такая лоза могла прокормить целую семью.
Потому в античной мифологии красное вино (а именно его, настоенное на
изюме предпочитали греки и римляне) символизировало, с одной стороны юность
и вечную жизнь, а с другой - кровь и жертвоприношение. Керамические сосуды
четко различались по назначению. Ваза, позднее ставшая общим обозначением
любого античного сосуда, отличалась греками от чаши, кувшина, ритона н
урны. Так кувшин снабжался ручками, был с широким горлом и предназначался
для черпания и застольного разливания вкна (гндряя, ойнохоя, ккаф). В
кувшине внутреннее пространство закрыто, темно. Для смешивания вина с водой
или застольного питья использовались открытые чаши с большой внутренней
поверхностью (кратер, скифос. килик. канфар). Исключительно культовыми
считались высокие вазы, вытянутые по вертикали, в отличие от
"горизонтальных" чаш (лутофор. лекяф, алебастр). Они чаще других
использовались в качестве погребальных урн. Особо закрытыми, защищенными от
внешнего мира должны были быть сосуды-хранилища (стамнос, пелика, пифос).
Ритоны же, сделанные из голов или рогов животных (или в виде головы),
составляли сугубо ритуальную посуду.
Естественно, что орнамент, их украшавший, так или иначе
соответствовал этому назначению - быть вместилищем души земли на разных
стадиях (именно в крови тогда "видели" душу). Правда, сегодня до нас не
дошли многочисленные бытовые вазы. Мы знаем лишь самые дорогие образцы,
сделанные особо прочно и, главным образом, из этрусских захоронений.
Не стены пещер или храмов и даже не скульптурные фризы являлись в
античности основой для выражения массового художественного мировоззрения, а
маленький и подчас очень хрупкий сосуд. Весь мир оказался в руках мастера.
Он становится равным богу. творцом. Маленькая поверхность сосуда заставляла
экономить художественные средства. Главное - линия и цвет. Мелкая,
тончайшая пластика и тонкие цветовые оттенки. Содержание всегда (даже в
самых роскошных стилях) выражено скупо. Это символическое обозначение, а не
изображение (один козел, а не стадо: один осьминог, а не все морские
животные). Да и сами формы крайне стилизованы: рога -овалы, ноги - палочки,
туловище - треугольники и т.д. При этом, расписывая сосуд, вазопясец иногда
расчленяет его на четко читающиеся антропоморфные части (тулово, горло,
шейка, венчик, ручки,- нога). А иногда, наоборот, создавая единый рисунок,
сливает эти части в целое. Так закладываются основы искусства миниатюры.
Уже в ранней античности мы застаем огромное разнообразие форм ваз и
их росписи. В крито-микенском мире для хранения зерна использовались
огромные 2-х метровые пифосы, которые закалывали в землю на глубину,
превышающую человеческий рост. Так в жарких условкхх лучше было сохранять
продукты. А с другой стороны, в быту использовали крошечные чашечки с
тоненькими, практически прозрачными стенками. Сегодня их метко называют
"яичной скорлупой". Здесь в росписи преобладают белая, черная, красная и
синяя краски.
If
a '
По имени критского грота Камарес близ Феста получил название первый
стань античной вазописи. Сюжеты вазовой росписи всегда отражают не столько
предпочтения вазописца, сколько ритуальную необходимость. Божественная пара
на острове Крит была представлена соединением растительного и животного
миров. Богиню символизировали растения. На многочисленных критских печатях
сохранился ритуал выдергивания священного дерева. Он проходил в середине
лета и после него силы Солнца начинали убывать. Так поддерживались ритмы
мира. Ведь не только растения зависели от Солнца, но Солнце зависело от
растений - тесное взаимовлияние. Одновременно это был и ритуал смерти
богини.
Весь растительный мир для жителя Крита распадался на две сферы. В
первой - природной, естественной человек лоць гость. Это таинственный и
незнакомый мир, в который можно войти лишь в момент ритуала. Вторую
растительную сферу человек создавал сам для себя. Во дворцах специально
разбивались священные сады, где в особых ямах или горшках выращивались
ритуальные цветы (лилии. крокусы). Такие священные деревья росли в каждом
критском святилище.
Бог-мужчина - это животное, бык. По имени мифического человеко-быка
Минотавра минойской названа н вся культура Крита. Обитал он в самой глубине
лабиринта - Дворца лабрисов (двойных топориков, изображения которых во
множестве находят и сейчас). Его сосуды - это рнтоны. Первоначально это
сами отрубленные головы животных (быков), которые жрецы брали за рога,
переворачивали и выпивали кровь. Так они приобщались к силе земли,
накопленную в теле быка. Позднее реальные головы заменили их керамическими
аналогами. Но и керамический ритон с напитком нельзя поставить, и выливать
из горла сосуда-быка нужно весь напиток сразу, не пролив не капли. А еще
позже вместо всей головы стали использовать отдельный рог, впитавший всю
символику жертвенного питья.
Но Крит - остров. И потому древнейшими божествами считались морские.
Раковины и молюскн. кораллы н осьминоги смотрят на нас с крнто-микснских
ваз. Из таких сосудов, снабженных магическим изображением ритуального
цветка или морского животного, вливалось в тело царя-жреца не вино, но
кровь бога-животного. Происходило мистическое приобщение к богу (ср
Таинство Причастия в христианской культуре). И формы сосудов вазописцы
выбирала под стать сюжету. На высоких сосудах вытягиваются в длину
растения. А шарообразные словно обнимают своими щупальцами осьминоги.
Гомеровская Греция - это царство керамики. Керамика в это время
настолько показательна для культуры вообще, что сегодня некоторые ученые
даже выделяют особый период древнегреческой культуры - геометрику (IX-VIII
вв. до н.э.). Квадраты. ромбы, прямоугольники, круга, линии, зигзаги
заполняют пространство сосудов всего античного мира в этот период.
Показательно, что в Трое не было найдено ни живописи, ни скульптуры. Лишь
мощные цитадели, ювелирные клады, да обилие керамики.
Для грека этого периода мир четко распределялся по уровням. Человек
располагался на средних мэтрах. Выше - небесные миры Ниже - подземные
(хтоннческие). Реально человек сталкивается с ними в моменты рождения или
смерти (моменты перехода). Самл сосуды начинают играть ритуальную роль уже
не только по отношению к богу (приношения сосудов богам и ротуальное питье
из них), но и по отношению к умершему человеку. Маленькая урна с прахом
умершего закалывается в землю, а над ней на могиле ставится большая
человекоподобная амфора с отбитой ножкой или дном. Верхний сосуд служит
алтарем. В него наливают ритуальную жидкость (чаше всего мед. разбавленный
водой), которая проникает в подземный мир к умершему.
Человеческий мир лучше «иных миров» поддается изображению. И потому
вазолнсец знаменитой дипклонской вазы. разбивая поверхность сосуда на
уровни, помещает в средней части условное, силуэтное изображение похорон.
Уровни, недоступные жпвому человеку (нижние и верхние), отмечены лишь
символами верхних и нижних зерен, верхних и нижних вод. Плоские силуэтные
(}ип-т)Ы и орнаменты не выписаны на поверхности сосуда, а еще составляют с
ним одно целое. Они не стараются отделиться от поверхности, а наоборот,
подчеркивают ее.
В период греческой архаики возникают тысячи мастерских для
изготовления и росписи керамических сосудов. Именно в это время, в VII в.
до н.э., в Коринфе возникает особый стиль вазописи, вобравший в себя
восточные мотивы. По сосудам протягиваются целые ленты реальных и
фантастических животных. Роспись заполняет весь сосуд, покрывая его ковром.
Недаром и стиль этот назвали •ковровым' Полнота жизни крупного торгового
города запечатлена на поверхности коринфской керамики. На светлом,
прекрасного кремового оттенка, фоне с многочисленными пятнами-розетками
словно выстроились черные, слегка подцвеченные пурпуром, силуэты львов,
леопардов, пантер, сфинксов, грифонов, пальмовых листьев н цветов лотоса.
Контуры их процарапаны, что еще больше выделяет необычные для Древней
Греции фигуры. Здесь вазолисец еще не старается достичь тонкости в
полугонах, а выражает образы исключительно через силуэты. Но это уже не
бесплотный мир чистых теней, как в геометрическом стиле. Немного
подцвечиваясь пурпуром, он приобретает телесность, весомость. Это еще не
мир реальной Греции, но уже и не потусторонний мир Небывалые существа из
других стран (чаще из Египта) стали тем мостком, что перенес интерес
художника к реальности своего окружения. Изображение здесь уже начинает
отделяться от поверхности сосуда.
Во второй половине VI века первенство в керамике перешло к Афинам.
Афинская керамика преобладала на ан-пгчяом рынке более 2(Х) лет. Первым
стилем афинской вазописи стал чернофигурный стиль - традиционно черные
фигуры на фоне естественной окраски обожженной глины. На еще сырой сосуд
краской, приготовленной из глины, воды и древесной золы, наносили рисунок.
Линии, которые должны были остаться красными (складки одежды, ветки
деревьев), процарапывали стадом. Затем сосуд закладывали в печь. В
определенный момент все отверстия в печи закрывали, происходила реакция и
сосуд становился черным. Затем температуру в печи понижали, отверстая
открывали. Окрашенные места оставались черными, а неокрашенные становились
красными Так краска закреплялась на поверхности сосуда.
На чернофигурных сосудах расписывали не всю поверхность, а лишь
выделенные поля. отграничивая их орнаментальными бордюрами. При этом, вся
поверхность сосуда заливалась теперь блестящим, зеркальным лаком. Афинский
сосуд уже перестал таить в своей глубине неведомое, все больше становясь
отражением реальной жизни. А вскоре на керамике появились и первые подписи
гончаров и вазолисцев. Так постепенно забывался изначальный смысл
керамического сосуда и он из ритуала уходил в искусство.
Почтя тогда же, около VI века до и. э., в Афинах появилась целая
плеяда блестящих вазописцев (Евфроний, Евтамлй н др.). которые стали
работать в новом, краснофигурном стиле. Теперь уже практически ничего не
связывает изображение с поверхностью. разве что композиция строится в
зависимости от формы сосуда. Но сама поверхность, ее плоскостность при этом
усиленно преодолеваются. Красноватые (более подходящие к естественному
цвету тела) фигуры теперь распределяются по планам. Появляется изображение
контурной линии земной поверхности - будущего перспективного горизонта-
Человеческие силуэты начинают дополняться полуоборотами годов. Гораздо
мельче выписываются нюансы в изображениях лиц.
К тому же, в красяофнгурной росписи изображение лежит ниже фона, "за
ним", углубленно. Это достигается большой толщиной лака или фаянсового
теста, покрывающего фон. Изображение все больше становится рельефным.
Совсем оно исчезнет лишь в эпоху эллинизма, когда в моду войдут простые
цветные вазы, украшенные лишь рельефными изображениями. Но удивительно, что
а",
'чернофигурный (-под, более архаический, но и отражающий более глубинный
синтез поверхности и рисунка, сохранился в Греции дольше краснофигурного.
Делали афинские мастера классического периода и беяофонные сосуды с
цветными рисунками • лекифы. На лекяфах чаще всего изображались встречи
живых с умершими и они, наполненные жертвенным маслом, ставились- в места
захоронений.
Изменилось в афинской керамике и содержание изображения. С одной
стороны, все чаще стали появляться мифологические мотивы, связанные с
винопитием. Многочисленные пиры, игры, связанные с дионисийскнм культом,
буквально заполоняют поверхности сосудов. С другой стороны, сосуды все
больше становятся атрибутами богов и богинь. Соответственно, появляются на
сосудах и их изображения. Это Пандора, открывающая теперь уже ящик;
Немезида с вазой полной богатств и почета для награждения достойных; Геба
как виночерпий богов; юноша Гилас, силящийся вырваться из рук коварных
нимф; Кадм, убивающий змея. обвившего горшок. Еще немного, и символика
сосуда станет христианской (ваза с языками пламени как атрибут Милосердия;
Венера Урания с вазой горящей возвышенной любви и. наконец, цветок в вазе
как символ Благовещения).
Завершением долгого пути развития греческой керамики некоторые
считают 317 г. до н. э., когда правитель Афин ДеметриЯ Фалерскпй издал
закон, запрещавший роскошь.
И лишь ненадолго, в эпоху этрусского Рима, возвращается старое
ощущение сосуда как тела. Здесь часто звучит греческий афорюм "soma - sema"
("тело - могила"). И появляются канопы для хранения пепла усопших - одни в
виде тела человека с рука-ми. ногами и головой; другие напоминают
человекоподобную урну; третьи украшены фигурой человека, сидящей на сосуде;
четвертые скульптурно изображают человека ( а то и нескольких) за
ритуальным пиром. Ведь по этрусским представлениям переход в "иной мир" -
это погружение в «вечный пир». Однако, постепенно культуру этрусков
захватывает знание о своей обреченности. Оракул даже предсказал время ухода
народа из истории, а этруски верили оракулу. И появляется в этрусской
культуре римского периода все больше юоРражений скорбных стариков.

Фарфор, фаянс и майолика
Если история создания первого керамического сосуда восстанавливается
нами по материалам археологических исследований топь предположительно, то
история самого распространенного вида керамики - фарфора - известна
достаточно хорошо. Фарфор -изобретение древних китайцев. Древнейшая его
разновидность (протофарфор) был известен в Поднебесной ухе в ХШ веке до н.
э. В некоторых источниках указывают даже год его изобретения - 1258 до н.
э. Считается, что изобретение фарфора было вызвано требованиями ритуального
чаепития. Многовековые поиски достойной посуды для этого нравственно-
религиозного действа увенчались созданием нового вида керамики. Недаром,
великий чайный мастер IX века Ча-Кин утверждал, что на вкус чая влияет даже
цвет глазури на чашках. Интересно, что до изобретения фарфора только
нефритовая чаша была идеальной для «божественного напитка».
Традиционный китайский и японский фарфор тысячелетиями не менял своих
форм. Чаша и блюдо оставались основой рапичных стилевых украшений.
В Европу фарфор проник поздно. В правление внука Чингисхана Хабибулая
(1215-1294), с которого в Китае началась династия Юань, оживляется торговля
с азиатскими странами. Китайский фарфор появляется в Бейруте, Каире, откуда
уже легко достигает европейских берегов.
Первую весть о фарфоре привез в Европу Марко Поло. По возвращении из
Китая в 1298 году он издал книгу «Путешествие». Здесь впервые описывались
необычные китайские тарелки из порпеллана (ит. porcellana'- морские
раковины, так называемые Concha Venery - раковины Венеры). Своим блеском и
белизной этот неведомый материал напоминал европейцам внутреннюю
поверхность ракоБкны Чуть позже пришло в Европу из персидско-арабского мира
другое название фарфора. На Ближнем Востоке китайского императора именовали
титулом «фагфур» - «Сын Неба». А так гак большинство изделий из фарфора
поступало в Европу именно 4epeJ Ближний Восток, то скоро в европейских
языках прочно закрепилось слово «фарфор». Так оба имени - «фарфор» и
«порцеллан». существуя параллельно, дожили до XVIII века.
На Руси же в XVI - XVII веках изделия из фарфора называли «ценинами».
включая сюда также фаянс и глазурованную керамику Само слово было взято из
турецкого языка, где «чин» - Китай, а «чини» - фарфор (то есть
«китайскнп»). Впрочем, в народе называлось (

Новинки рефератов ::

Реферат: Проблемы развития российского сектора глобальной сети Интернет социологический анализ (Социология)


Реферат: Биореакторы (ферментаторы) (Биология)


Реферат: Культура 18 века России (Культурология)


Реферат: Профессиональное обучение (Педагогика)


Реферат: П. А. Столыпин. Другие реформы (История)


Реферат: Социология конфликтов (Социология)


Реферат: Медицинское страхование в России (Гражданское право и процесс)


Реферат: Система автоматического регулирования температуры газов в газотурбинном двигателе ( Космонавтика)


Реферат: Химическое действие света. Фотография (Химия)


Реферат: Расскажите птицы облакам... (Литература)


Реферат: Коммерческий кредит (Финансы)


Реферат: Виды речевой деятельности (Психология)


Реферат: Влияние визуалной самоподачи образа Я на конфликтностьсть субъекта общения (Психология)


Реферат: Методика организации тематических выставок в школе (Педагогика)


Реферат: Русский Black, Death, Darkwave (Музыка)


Реферат: Страхование автогражданской ответственности (Страхование)


Реферат: Анализ основных технико-экономических показателей деятельности строительной организации (Аудит)


Реферат: Эпоха Нового времени (Культурология)


Реферат: Истории религий и кризис цивилизации (Религия)


Реферат: Крещение Руси (История)



Copyright © GeoRUS, Геологические сайты альтруист