GeoSELECT.ru



Право / Реферат: Ответственность за вред, причиненный актами правоохранительных органов и суда (Право)

Космонавтика
Уфология
Авиация
Административное право
Арбитражный процесс
Архитектура
Астрология
Астрономия
Аудит
Банковское дело
Безопасность жизнедеятельности
Биология
Биржевое дело
Ботаника
Бухгалтерский учет
Валютные отношения
Ветеринария
Военная кафедра
География
Геодезия
Геология
Геополитика
Государство и право
Гражданское право и процесс
Делопроизводство
Деньги и кредит
Естествознание
Журналистика
Зоология
Инвестиции
Иностранные языки
Информатика
Искусство и культура
Исторические личности
История
Кибернетика
Коммуникации и связь
Компьютеры
Косметология
Криминалистика
Криминология
Криптология
Кулинария
Культурология
Литература
Литература : зарубежная
Литература : русская
Логика
Логистика
Маркетинг
Масс-медиа и реклама
Математика
Международное публичное право
Международное частное право
Международные отношения
Менеджмент
Металлургия
Мифология
Москвоведение
Музыка
Муниципальное право
Налоги
Начертательная геометрия
Оккультизм
Педагогика
Полиграфия
Политология
Право
Предпринимательство
Программирование
Психология
Радиоэлектроника
Религия
Риторика
Сельское хозяйство
Социология
Спорт
Статистика
Страхование
Строительство
Схемотехника
Таможенная система
Теория государства и права
Теория организации
Теплотехника
Технология
Товароведение
Транспорт
Трудовое право
Туризм
Уголовное право и процесс
Управление
Физика
Физкультура
Философия
Финансы
Фотография
Химия
Хозяйственное право
Цифровые устройства
Экологическое право
   

Реферат: Ответственность за вред, причиненный актами правоохранительных органов и суда (Право)



Министерство общего и профессионального образования
Российской Федерации
Дальневосточный государственный университет
Юридический институт


Кафедра гражданского права



Ответственность за вред, причиненный актами
правоохранительных органов и суда
(реферат)



Выполнила:

Студентка 4 курса

группы 748

факультета

Предпринимательского

права

Казицкая Наталья

Сергеевна



Владивосток, 2000
Содержание.
1. Ответственность за вред, причиненный актами правоохранительных
органов и суда. 3
2.Литература 18


1. Ответственность за вред, причиненный актами правоохранительных органов и
суда.

Особым случаем ответственности за вред, причиненный государственными
органами, выступает ответственность органов дознания, предварительного
следствия и суда.
Институт возмещения вреда, причиненного гражданину незаконными
действиями данных органов власти, развивался непоследовательно. Общие
принципы ответственности органов государственной власти за нарушение
законов были сформулированы в постановлении IX Всероссийского съезда
Советов от 1921 года. В нем говорилось: «Строгая ответственность органов и
агентов власти и граждан за нарушение созданных советской властью законов и
защищаемого ей порядка должна идти рядом с усилением гарантии личности и
имущества граждан». В первом Гражданском кодексе РСФСР 1922 г. в ст. 407
было закреплено положение об ответственности государственных учреждений за
вред, причиненный неправильными служебными действиями их должностных лиц
(эта ответственность предусматривалась лишь в случаях, особо указанных
законом).
В соответствии со ст. 407 ГК РСФСР (1922 г.), постановление ВЦИК и СНК
РСФСР от 28.03.27 г. было установлено, что потерпевшие имущественный ущерб
от незаконной реквизиции или конфискации в праве требовать его компенсации
с учреждений, должностными лицами которые эти действия были совершены. На
основании дополнительно принятой ст. 407-а ГК РСФСР на учреждения
возлагалась ответственность за действия должностных лиц, не обеспечивающих
сохранность изъятого или сданного в государственные учреждения имущества
граждан. Циркуляром Наркомата юстиции, Наркомата внутренних дел и
Прокуратуры СССР от 5.12.36 г. предусматривалось, что гражданину,
впоследствии реабилитированному, полностью возместятся суммы, удержанные из
его заработка в процессе исполнения приговора. Однако перечисленными
специальными нормативными актами предусматривалась ответственность не за
виды вреда, причиненного гражданину неправильными действиями должностных
лиц органов государственной власти, и не в полном размере. В них не
разграничивались виды и субъекты ответственности в зависимости от органа
государственной власти, причинившего вред.
В ст. 89 Основ гражданского законодательства Союза ССР союзных
республик (1961 г.) ответственность государственных органов за вред,
причиненный гражданину, предусматривалась в зависимости от функций,
должностными лицами этих органов. В ч. 1 ст. 89 Основ и ч. 1 ст. 446 ГК
РСФСР (1964 г.) устанавливалась ответственность за вред, причиненный
неправильными служебными действиями их должностных лиц в области
административного управления, на общих основаниях. Однако в ч. 2 ст. 447 ГК
РСФСР (1964 г.) отношения по возмещению вреда, причиненного гражданину
неправильными служебными действиями должностных лиц органов дознания,
предварительного следствия, прокуратуры и суда, были урегулированы иначе.
В них четко был определен субъект ответственности: нанесенный вред
возмещает соответствующий орган, в котором работает должностное лицо. Но
оговаривалось, что на эти органы имущественная ответственность возлагалась
в « случаях и пределах, специально предусмотренных законом», но такого
закона не было, и возмещение вреда в рамках гражданского законодательства
не осуществлялось. И лишь 18.05.81 г. Президиумом Верховного Совета СССР
был принят Указ «О возмещении ущерба, причиненного гражданам незаконными
действиями государственных и общественных организаций, а также должностными
лицами при исполнении ими служебных обязанностей"» Этим же Указом было
утверждено Положение о порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину
незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия,
прокуратуры, суда. Указом в общем виде было определено, кто, в каких
случаях и при каких условиях возмещает вред. В этом Указе содержалась
принципиально новая норма, согласно которой за вред, причиненный гражданину
незаконными действиями правоохранительных органов и суда, ответственность
возлагалась на государство. В положении устанавливался объем подлежащего
возмещению ущерба, источники и порядок возмещения и т. п. Нормы Указа и
Положения были детализированы в Инструкции по применению Положения от
2.03.82 г.
С принятием Указа были внесены соответствующие изменения в Основы
гражданского законодательства и ГК РСФСР (1964 г.). Особенностью этого
этапа развития законодательства можно считать то, что в сферу субъектов
ответственности было включено государство, на которое возлагалась
обязанность по возмещению вреда вне зависимости от вины должностных лиц
правоохранительных органов и суда, незаконными действиями которых такой
вред был причинен. К тому же не допускалась и регрессная ответственность
непосредственно причинителей.
Применение ст. 447 ГК РФ (1964 г.) в редакции от 24.02.87 г. в
основном удовлетворяло потребностям обновления складывающихся общественных
отношений при реабилитации граждан. Ее содержание соответствовало
собственно не только принципу деликтных обязательств о полном объеме
возмещения вреда, но и закрепленному в ст. 1 нового Гражданского кодекса РФ
одному из более общих принципов гражданского права – обеспечение
восстановления нарушенных прав. Поэтому ст. 1070 ГК РФ вобрала в себя текст
ст. 447 ГК РСФСР (1964 г.) полностью.
Так, в ст. 1070 ГК РФ дан исчерпывающий перечень актов
правоохранительных органов и суда, незаконность которых может привести к
возникновению обязательства вследствие причинения вреда.
Особый режим возмещения вреда действует лишь тогда, когда вред
причинен в результате незаконного осуждения гражданина, незаконного
привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения к нему в
качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде,
незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или
исправительных работ.
Кроме того, Федеральный Закон «О содержании под стражей подозреваемых
и обвиняемых в совершение преступлений» отождествляет правовое положение
подозреваемых и обвиняемых, находящихся в изоляторах временного содержания
и следственных изолятора. Эти лица имеют равные права и несут одинаковые
обязанности исходя из п. 1 ст. 17 данного Закона.
Таким образом, право на возмещение ущерба имеют лица, не только
незаконно содержащиеся под стражей, но и незаконно задержанные.
Ст. 511 проекта УПК РФ принятого, в первом чтении, предусматривает
возмещение вреда и в результате незаконного задержания, а так же
незаконного применения домашнего ареста.
Как уже сказано выше, норма ст. 1070 п. 1 ГК РФ по существу
воспроизводит ст. 447 ГК РСФСР (1964 г.) и п. 2 Указа от 18.05.81 г., что
вызвало в юридической литературе критику. Так, многие ученые и практики
считают, что законодатель должен был бы отказаться от попытки дать какой-
либо перечень незаконных актов правоохранительных органов и суда, т.к.
многие действия этих органов (например, незаконное проведение обыска,
незаконное применение принудительных мер медицинского характера) вообще не
попали в этот перечень. Проще бы было указать в ГК РФ, что ответственность
по ст. 1070 ГК наступает за любое незаконное действие этих органов.
Вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате
незаконной деятельности органов дознания, предварительного следствия,
прокуратуры, не повлекшие последствий, предусмотренных законом (п. 1 ст.
1070 ГК РФ), возмещаются на общих основаниях, т.е. посредством предъявления
исков к виновным должностным лицам, в соответствии с положениями
гражданского законодательства. Однако в этом случае права пострадавших вряд
ли могут быть защищены надлежащим образом в связи с трудностями доказывания
вины причинителя, длительностью и высокой стоимостью проведения процедур,
неплатежеспособностью ответчиков.
По мнению Л. Бойцовой, ответственность государства независимо от вины
причинителя должна быть расширена и наступать во всех случаях признания
неправомерности действий органов дознания, предварительного следствия,
прокуратуры. Пострадавшему гражданину следует предоставить право предъявить
требования о возмещении вреда непосредственно к государству; в этом случае
виновное физическое лицо несет личную ответственность в регрессном порядке
перед государством.[1]
Исключение образует случай причинения вреда при осуществлении
правосудия. Вред, причиненный при осуществлении правосудия, возмещается в
случае, если вина судьи установлена приговором суда, вступившим в законную
силу (п. 2 ст. 1070 ГК РФ). Простая отмена судебного решения, постановления
или определения ввиду их незаконности или необоснованности права на
возмещение вреда, причиненного этими актами, не предоставляет. Например,
если в результате незаконного решения о расторжения договора аренды и
освобождения в связи с этим арендованного помещения фирма понесла убытки,
она сможет получить возмещение лишь в том случае, если судья при вынесении
решения действовал преступно и это подтверждено приговором суда.
Обязательным условием возникновения права на возмещение вреда
причиненного незаконными действиями правоохранительных органов и суда (п. 1
ст.1070 ГК), является либо вынесение оправдательного приговора, либо
прекращение уголовного дела по реабилитирующим основаниям (за отсутствием
события преступления, за отсутствием в деянии состава преступления (п. 1, 2
ст. 5 УПК РСФСР) или за недоказанностью участия гражданина в совершении
преступления (п. 2 ст. 208 УПК РСФСР), либо прекращении дела об
административном правонарушении за отсутствием события или состава
административного правонарушения, а так же при наличии других
обстоятельств, исключающих производство по делу об административном
правонарушении (ст. 227 КоАП РФ).
Право на возмещение вреда возникает лишь в случае полной реабилитации
гражданина.
Например: Пасхалов обратился в суд с иском к Ленинградскому
объединенному авиаотряду о выдаче дубликата трудовой книжки с изъятием из
нее порочащих его записей. В исковом заявлении он указал, что работал у
ответчика инженером по эксплуатации наземных сооружений и был осужден
народным судом по ч. 1 ст. 93 и ч. 3 ст. 196 УК РФ к 1 г. 6 мес. лишения
свободы условно с обязательным привлечением к труду в местах определенных
органами, ведающими исполнением приговоров. Приказом командира авиаотряда
Пасхалов был уволен по п. 7 ст. 29 КЗОТа в связи с вступлением приговора в
законную силу и невозможностью в связи с этим продолжения работы в
авиаотряде.
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в порядке
надзора приговор в части осуждения Пасхалова по ч. 1 ст. 93 УК отменила и
дело по этому обвинению производством прекратила за отсутствием состава
преступления, а по ч. 3 ст. 196 УК с учетом положительных характеристик
Пасхалова, отсутствия в прошлом судимости и конкретных обстоятельств дела
определила ему наказание в виде 100 рублей штрафа. Это обстоятельство, по
мнению Пасхалова, исключает возможность увольнения его по п. 7 ст. 29 КЗоТ,
однако администрация отказывается выдать ему дубликат трудовой книжки с
изъятием из нее порочащих его записей.
Народный суд в иске Пасхалову отказал. Кассационная инстанция это
решение отменила, и дело направила на новое рассмотрение.
Решением судебной коллегии по гражданским делам Ленинградского
городского суда исковые требования Пасхалова удовлетворили.
Заместителем Председателя Верховного Суда РФ на эти судебные
постановления был применен протест. Президиум Верховного Суда РФ протест
удовлетворил, решение народного суда об отказе в иске Пасхалову оставил без
изменения, а все последующие судебные постановления отменил, указав
следующее.
Назначенная Пасхалову мера наказания исключала возможность продолжения
им работы в авиаотряде, поэтому издание приказа о его увольнении по п. 7
ст. 29 КЗоТ после вынесения приговора в законную силу было обоснованным.
Ссылка Пасхалова на то, что приговор народного суда в части его
осуждения по ч. 1 ст. 93 отменен в порядке надзора и дело производством по
этому обвинению прекращено за отсутствием состава преступления, а наказание
назначенное по ч. 3 ст. 196 УК в виде 100 рублей штрафа, исключало, по его
мнению, возможность расторжения трудового договора по п. 7 ст. 29 КЗоТ, не
может служить основанием к удовлетворению иска Пасхалова. В соответствии с
ч. 2 ст. 2 Указа от 18.05.81 г. право на возмещение ущерба возникает при
условии постановления оправдательного приговора; прекращение уголовного
дела за отсутствием события преступления; за отсутствием в деянии состава
преступления или за недоказанностью участия гражданина в совершении
преступления; прекращении дела об административном правонарушении.
Так как приговор в отношении Пасхалова отменен и дело производством
прекращено лишь в части, а не полностью, отсутствуют упомянутые условия,
при наличии которых у гражданина возникает право на возмещение ущерба на
основании Указа от 18.05.81 г.
С учетом изложенного народный суд пришел к правильному выводу о том,
что избрание Пасхалову более мягкой меры наказания без изменения
квалификации так же не может служить основанием для возмещения ущерба в
соответствие с Указом от 18.05.81 г. Кроме того, в соответствии со ст. 5
Положения о порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными
действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и
суда, запись, занесенная в трудовую книжку, признается недействительной
лишь в случаях незаконного осуждения либо незаконного привлечения к
уголовной ответственности, т. е. При вынесении оправдательного приговора
или при вынесении постановления о прекращении уголовного дела за
отсутствием события преступления, за отсутствием в деянии состава
преступления или за недостаточностью участия гражданина в совершении
преступления.
Поскольку обстоятельства, имеющие значение для дела, полностью
установлены судом I инстанции, они подтверждены представленными
доказательствами и им в решении народного суда дана оценка, выводы суда
соответствуют закону, то такое решение в силу ст. 306 ГПК не могло быть
отменено. В связи с тем, что это решение законно и обосновано, оно
оставлено без изменения, а все последующие судебные постановления
отменены.[2]
Прекращение дела по так называемым нереабилитирующим основаниям:
амнистия, недостижения возраста, с которого наступает уголовная
ответственность; примирение обвиняемого с потерпевшим; отсутствие жалобы
потерпевшего; смерть обвиняемого; передача виновного на поруки и др. (п.п.
3-9 ст. 5 УКП) не дает права на возмещение вреда.
Согласно ст. 2 Указа от 18.05.81 г. и Положения, ущерб не подлежит
возмещению, если гражданин в процессе дознания, предварительного следствия
и судебного разбирательства путем самооговора препятствуют установлению
истины и тем самым, способствуют наступлению вреда. Причина, по которой он
сделал это, не указывается.
В литературе сделан вывод, что ст. 2 Указа Президиума Верховного
Совета СССР от 18.05.81 г., устраняющая деликтную ответственность перед
потерпевшим при его самооговоре, не подлежит применению, т. к. ст. 53
Конституции РФ и п. 1ст. 1070 ГК РФ устанавливает право на возмещение вреда
без подобного ограничения.[3]
Между тем, в подавляющем большинстве случаев, как показывает практика,
«оговор» связан с применением незаконных действий, проявляющихся в
физическом смысле и психическом насилии. Такие действия могут
рассматриваться как разновидность пытки. Исходя же из ст. 21 Конституции
РФ, «никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или
унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию». Показания,
полученные в результате применения пытки, следует рассматривать как
полученные с нарушением закона. Они не могут рассматриваться в качестве
доказательств, тем более – самообороны. Таким образом, если человек
оговорил себя в результате применения психического и физического
воздействия (факт применения которого установлен следственными органами,
прокурором или судом) и был незаконно задержан, он имеет право на
возмещение ущерба.
В качестве потерпевшего от незаконных действий правоохранительных
органов и суда выступают граждане, к которым эти незаконные меры были
непосредственно применены. Лишь в случае смерти потерпевшего право на
возмещение вреда переходит к его наследникам. Иногда, однако, в результате
незаконного применения мер принуждения к конкретному гражданину убытки
возникают у юридического лица. Например, в результате незаконного осуждения
руководителя коммерческого предприятия может не только серьезно пострадать
деловая репутация этого предприятия, но и возникнуть прямые имущественные
потери. Как представляется, по смыслу закона и, исходя из ст. 53
Конституции РФ, ст. 16, 1069 ГК, такое предприятие имеет право на
возмещение всего понесенного им ущерба.
Вред, причиненный незаконными действиями органов дознания,
предварительного следствия, прокуратуры и суда возмещается независимо от
вины должностных лиц, совершивших эти действия (в случаях предусмотренных
п. 1 ст. 1070 ГК).
Статья 581 УПК предусматривает, что при прекращении уголовного дела
за отсутствием события преступления, отсутствием в деянии состава
преступления или за недоказанностью участия гражданина в совершении
преступления, а также при постановлении оправдательного приговора орган
дознания, следователь, прокурор и суд обязаны разъяснить гражданину порядок
восстановления его нарушенных прав и принять предусмотренные законом меры к
возмещению ущерба, причиненного гражданину в результате незаконного
осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного
применения в качестве меры пресечения заключение под стражу. Орган
дознания, следователь прокурор или суд обязаны предоставить такому лицу
лично или направить по почте заверенную копию постановления о прекращении
уголовного дела или о вынесении оправдательного приговора.
Проектом УПК РФ предусмотрено направление реабилитирующему лицу
извещения с разъяснениями порядка возмещения вреда.
Условия и порядок возмещения ущерба определяется действующим
законодательством, а именно – Указом от 18.05.81 г., Положением,
утвержденным этим Указом и Инструкцией по применению указанного Положения.
Вред возмещается в полном объеме. В Положении о порядке Возмещения
ущерба от 18.05.81 г. имеется примерный перечень имущественных потерь
потерпевшего, подлежащих возмещению.
Так гражданину возмещается:
1. имущественный ущерб. Возмещается имущество (в том числе
деньги, денежные вклады и % на них, облигации государственных займов и
выпавшие на них выигрыши иные ценности) конфискованное или обращенное
в доход государства судом либо изъятое органами дознания или
предварительного следствия, а также имущество, на которое наложен
арест.
Проектом УПК РФ предусмотрено, что имущественный вред включает в
себя возмещение заработка, пенсии, пособия, других средств, которых
гражданин лишился в результате незаконных действий, штрафов и
процессуальных издержек, сумм, выплаченных за оказание юридической
помощи и иных расходов. Согласно разъяснению Главного управления
федерального казначейства Минфина при возмещении стоимости
конфискованных или утраченных вещей применяются индексы цен,
исчисленные органами Государственного комитета по статистике
(Финансовая газета, 1995, № 42).
2. происходит восстановление трудовых прав: гражданину,
освобожденному от работы (должности) в связи с незаконным осуждением
либо отстранение от должности в связи с незаконным привлечением к
уголовной ответственности, должна быть предоставлена прежняя работа
(должность), а при невозможности этого (ликвидация предприятия,
учреждения, организации, сокращение должности, а также наличие иных
предусмотренных законом оснований, препятствующих восстановлению на
работе (должности) – другая равноценная работа (должность). Работа
(должность) предоставляются гражданину не позднее месячного срока со
дня обращения, если оно последовало в течение трех месяцев с момента
вступления в законную силу оправдательного приговора либо вынесение
постановления (определения) о прекращении уголовного дела по
реабилитирующим основаниям.
Запись, занесенная в трудовую книжку, признается
недействительной. По просьбе гражданина администрация предприятия,
учреждения выдает ему дубликат трудовой книжки без внесения в нее
записи, признанной недействительной (ст. 5 Положения).
Время содержания под стражей, время отбывания наказания, а также
время, в течение которого гражданин не работал в связи с отстранением
от должности, засчитывается как в общий трудовой стаж, так и в стаж
работы по специальности.
Это время включается также в непрерывный стаж, если перерыв
между днем вступления в законную силу оправдательного приговора либо
вынесения постановления (определения) о прекращении уголовного дела за
отсутствием события преступления, за отсутствием в деянии состава
преступления или за недоказанностью участия гражданина в совершении
преступления и днем поступления на работу не превышает трех месяцев.
Трудовой стаж, стаж работы в колхозе учитывается во всех
случаях, когда рабочим, служащим и колхозником предоставляется
различные льготы и преимущества, в том числе при назначении пенсии и
пособий по государственному социальному страхованию.
Рабочим и служащим этот стаж учитывается также при назначении
пенсии на льготных условиях, в льготных размерах и за выслугу лет, при
установлении размеров месячных ставок (дополнительных окладов) в
зависимости от продолжительности работы по специальности, а также при
выплате единовременного вознаграждения или % надбавок за выслугу лет и
по итогам работы предприятия за год (п. 6 Положения).
1. происходит восстановление пенсионных прав. Согласно п. 7 ст.12 УПК РФ от
1.07.97 г. осужденные имеют право на получение пенсии. Возмещение
неполученных пенсий и приравненных к ним выплат производится с
индексацией, размеры которой определяются законодательными актами РФ на
момент получения возмещаемых сумм.
2. Восстанавливаются жилищные права гражданина. В частности, согласно п.8
Положения о порядке возмещения ущерба местная администрация или
администрация предприятия, учреждения, организации возвращает гражданину,
утратившему право пользования жилым помещением вследствие незаконного
осуждения, ранее занимаемое им жилое помещение, а при невозможности
возврата предоставляет ему в установленном порядке вне очереди в том же
населенном пункте равноценное благоустроенное жилое помещение с учетом
действующих норм жилой площади и состава семьи.
Возмещению подлежит и любой другой имущественный вред потерпевшего, в
том числе выразившийся в убытках по сделкам, которые не были своевременно
исполнены или были вынужденно прерваны; в лишении возможности принять
наследство или сохранить его от расхищения и т. п.
Для определения размера ущерба гражданин в течение 6 месяцев после
направления ему извещения может обратиться:
- при прекращении производства по делу органами дознания или
следствия, входящих в систему МВД или ФСБ, в соответствующее
областное управление и приравненное к нему звено;
- при прекращении производства по делу следователем прокуратуры либо
органами дознания, не входящими в систему МВД или ФСБ, - в
прокуратуру области и приравненного к ней звена, осуществляющих
надзор за расследованием дела;
- при вынесении оправдательного приговора или прекращение дела судом
первой инстанции либо в кассационном или надзорном порядке – в суд,
рассматривающий дело по первой инстанции (п. 10 Инструкции).
Определения размера ущерба производится в месячный срок со дня
обращения гражданина указанными выше органами путем вынесения постановления
(определения), в котором должен быть приведен подробный расчет подлежащих
выплате сумм и разъяснен порядок его обжалования и опротестования (п. 11
Инструкция).
В случае если гражданин согласен с указанным расчетом,
соответствующие документы передаются финансовому органу, который также в
месячный срок должен произвести их проверку и выплатить гражданину
причитающуюся ему сумму. Гражданин, не согласный с размером начисленного
ему возмещения может обжаловать его соответствующему прокурору, в суд.
Например: Томским областным судом 9 июня 1992 г. Матвеев (судимый
21.01.91 г. по ч.2 ст.211 УК РСФСР) осужден по ст. 175 УК РСФСР к 1 году
исправительных работ, на основании ч. 3 ст. 40 УК РСФСР указанное наказание
поглощено наказанием по предыдущему приговору и окончательно ему назначено
4 года лишения свободы, которое на основании ст.242 УК РСФСР признано
считать условным с обязательным привлечением к труду в местах, определяемых
органами, ведающими исполнением приговора, с зачетом в срок отбывания
наказания времени пребывания под стражей с 3.01.91 г. по 9.06.92 г. Матвеев
был освобожден из-под стражи в зале суда.
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 14.02.96 г.
приговор Томского областного суда от 9.06.92 отменила, а дело производством
прекратила за отсутствием в его деянии состава преступления.
В связи с этим Матвеев обратился в Томский областной суд с заявлением
о возмещении причиненного ему в результате незаконного заключения под
стражу и осуждения ущерба в сумме 19 879 653 093 рубля.
3.10.96 г. Томский облсуд в порядке ст. 368, 369 УПК РСФСР рассмотрел
заявление Матвеева и постановил выплатить ему из средств федерального
бюджета 1 535 695 рублей в возмещение ущерба (в ценах 1990 г.)
причиненного незаконным подчинением под стражу и осуждением.
В частной жалобе Матвеев, ссылаясь на то, что суд не возместил ему
убытки в полном объеме в виде разницы в ценах на товар и услуги за 1990-
1996 г.г. необоснованно отказал ему в возмещении расходов за услуги юриста,
просил изменить постановление Томского облсуда и установить сумму
подлежащего возмещению ущерба в 17 061 624 306 рублей, а так же 5% от
указанной суммы за оплату услуг высококвалифицированного юриста, а всего –
17 914 705 521 рубль.
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 19.12.96 г.
постановление областного суда от 3.10.96 г. отменила, а материалы по
заявлению Матвеева направила на новое судебное рассмотрение, указав
следующее.
Вопросы возмещения ущерба, причиненного незаконным привлечением к
уголовной ответственности и незаконным применением в качестве меры
пресечения заключения под стражу, подлежат рассмотрению на основании
действовавшего в 1991 г. Указа Президиума Верховного Совета СССР от
18.05.81 г. и утвержденного этим Указом Положения о порядке возмещения
ущерба, и соответствующей Инструкцией от 2.03.82 г.
Согласно Положению возмещению подлежат заработок и др. трудовые
доходы, являющиеся основным источником средств к существованию гражданина,
которых он лишился в результате незаконных действий органов следствия и
суда.
Суд, рассмотрев заявление Матвеева, при установлении источников
трудовых доходов, которых он был лишен в период нахождения под стражей, не
учел ряд обстоятельств.
Из документов следует, что Матвеев 21.01.91 г. был осужден Томским
районным судом по ч. 2 ст. 211 УК РСФСР к 4 годам лишения свободы условно с
обязательным привлечением к труду. И этот приговор отменен не был. После
освобождения из-под стражи 9.06.92 г. он отбывал наказание по второму
приговору при спецкомендатуре РОВД г. Томска до 15.09.92 г.
Это не отражено в постановлении Томского облсуда и не учтено при
решении вопроса о возмещении ущерба Матвееву.
Установив, что Матвеев как собственник малого предприятия и
председатель правления АО не может быть признан рабочим и служащим, суд
обоснованно указал, что полученные им вознаграждения не могут быть признаны
заработной платой. В то же время при исчислении совокупного дохода Матвеева
за год суд не учел примечания к п. 3 упомянутой Инструкции, согласно
которой к другим трудовым доходам, являющимся основным источником средств к
существованию, относятся доходы от деятельности, основанной исключительно
на личном труде.
Судебная коллегия Верховного Суда РФ предложила суду при новом
рассмотрении заявления Матвеева учесть, что в соответствии с п. 2 Положения
возмещению подлежат суммы, выплаченные гражданином юридической консультации
за оказание юридической помощи, а согласно ст. 91 ГПК РСФСР в случае
положительного для Матвеева рассмотрения его заявления подлежат возмещению
расходы по оказанию ему юридической помощи в размере 5% от удовлетворенной
части исковых требований.
Учитывая, что с 1992 г. неоднократно повышалась минимальная зарплата,
суду необходимо принять во внимание данное обстоятельство при решении
вопроса о возмещении ущерба от потери заработка и других трудовых доходов в
результате незаконного осуждения.
Таким образом, постановление судьи нельзя признать законным и
обоснованным, а потому оно подлежит отмене с направлением материалов на
новое судебное рассмотрение.[4]
Возможность обращения потерпевшего с иском в суд допускается лишь в
отдельных случаях, в частности по требованиям о возврате имущества или
возмещении его стоимости. Пропуск гражданином срока, установленного для
предъявления соответствующих требований, ранее вел к прекращению права на
возмещение вреда, если только он не восстанавливается тем же органом, на
котором лежала обязанность по рассмотрению указанных требований.
Данный порядок возмещения ущерба вписывается в действующую
систему защиты гражданских прав, допускающую, в частности, их защиту в
административном порядке в предусмотренных законом случаях (п. 2 ст. 11 ГК
РФ). Следует, однако, иметь в виду, что в настоящее время любое решение,
принятое в административном порядке, может быть обжаловано в суд с
соблюдением условий, установленных Законом РФ «Об обжаловании в суд
действий и решений, нарушающих права и свободы граждан» от 27.04.93 г.
Ст. 118 ГПК предусмотрен исковой порядок возмещения ущерба
причиненного гражданину незаконным осуждением, незаконным привлечением к
уголовной ответственности либо незаконным применением в качестве меры
пресечения заключения под стражу.
Исковое заявление должно при этом содержать доказательства причинной
связи между незаконными действиями ответчика и ущербом, а так же расчет его
размера. По выбору истца иск может быть предъявлен по месту его жительства
или по месту нахождения ответчика. Стороны по этим делам освобождаются от
уплаты судебных расходов.
Однако, суд при рассмотрении требований истца ввиду явно устаревшего
законодательства и отсутствия четкого механизма реализации нормы (ст. 1070
ГК РФ) сталкивается с проблемой определения надлежащего ответчика.
Ст. 1070 ГК РФ определяет, что вред возмещается за счет казны РФ, а в
случаях, предусмотренных законом, за счет казны субъекта РФ или казны
муниципального образования. Пока таких случаев законом не установлено.
Впервые за время существования ответственности, предусмотренной п. 1
ст. 1070 ГК РФ (с 1981 г.), Кодекс предоставил Российской Федерации,
субъекту Федерации и муниципальному образованию права предъявить расчетный
иск к виновному должностному лицу (п. 3 ст. 1081 ГК РФ).

2. Литература


Законы и иные закона и иные правовые акты.

Конституция РФ.
Гражданский кодекс РФ. Часть I (1994 г.) и часть II (1995 г.).
Уголовный кодекс РФ (1996 г.).
Гражданско-процессуальный кодекс РСФСР (1960 г.).
Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР (1960 г.).
Федеральный закон «О введении в действие части первой Гражданского кодекса
Российской Федерации» от 21.10.94 // СЗ РФ, 1994, №32, ст. 3302.
Федеральный закон «О введении в действие части второй Гражданского кодекса
Российской Федерации» от 26.01.96 г. // СЗ РФ, 1996, №5, ст. 1977.
Закон РФ «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и
свободы граждан» от 27.04.93 г. //Ведомости РФ, 1993, ст. 1112.
Закон РФ «О прокуратуре РФ» от 17.01.92 г. (в ред. Закона РФ от 17.11.95
г.) //СЗ РФ, 1995, №47, ст. 4472.
Закон РФ «О Конституционном Суде РФ» от 24.06.94 г. //СЗ РФ, 1994, №13, ст.
1447.
Постановление пленума Верховного Суда РФ №10 «О распространении судами
жалоб на неправомерные действия, нарушающие права и свободы граждан» от
21.12.93 г. // БВС РФ, 1994, №3.
Инструкция по применению Положения о порядке возмещения вреда,
причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания,
предварительного следствия, прокуратуры и суда от 2.03.82 г. //БНА, 1984,
№3, ст. 3.
Постановления Пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда
РФ №6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой
Гражданского кодекса РФ» от 1.06.96 г. //БВС РФ, 1996, №9; Вестник ВАС РФ,
1996, №9.
Положение о порядке возврата гражданам незаконно конфискованного, изъятого
или выбывшего иным путем из владения в связи с политическими репрессиями
имущества, возмещения его стоимости или выплаты денежной компенсации,
утвержденное положением Правительства РФ от 12.08.94 г. //СЗ РФ, 1994, №18,
ст. 2082.
Постановление Пленума Верховного Суда РФ «Некоторые вопросы применения
законодательства о компенсации морального вреда» от 20.12.94 г. //БВС РФ,
1995, №1, ст.13; №6, ст. 2.

Судебная практика.

Биллютень ВС РФ, 1997, №7, с. 14.
Биллютень ВС РФ, 1997, №8, с. 17, 20.

Специальная литература.

Бойцова Л. Возмещение ущерба «жертвам правосудия» в России. /Российская
юстиция, 1994, №6, с. 45.
Гражданское право. Учебник. Часть II. /Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К.
Толстова. М., 1997, с. 713.
Гражданское право. Учебник. Часть II. Обязательственное право. /Под ред.
В.В. Залесного. М., 1998, с. 607.
Гражданское право. Часть II. Обязательственное право: Курс лекций. Отв.
Ред. О.М. Садыков. М., 1997, с. 629.
Левинова Т. Порядок возмещения вреда, причиненного гражданину незаконными
привлечениями к уголовной ответственности, нуждаются в уточнении.
/Российская юстиция, 1998, №7, с. 38.
Медведев М.Ф. Возмещение вреда, причиненного незаконными действиями органов
дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда: Учебное пособие.
– Волгоград: Издательство Волгоградского института экономики, социологии и
права, 1998.
Нарижный С. Компенсация морального вреда пострадавшим от судебно-
следственных ошибок. /Российская юстиция, 1997, №10, с. 40.
Руднев В. Возмещение ущерба при незаконном аресте. /Российская
юстиция, 1994, №10, с. 17.
-----------------------
[1] Л.Бойцова, Возмещение ущерба «жертвам правосудия» в России.
//Российская юстиция, 1994, №6, с.45
[2] БВС РФ, 1997, №8, с. 20
[3] Комментарий к Гражданскому кодексу РФ. Части второй
(постановлений) / Отв. Ред. О. Н. Садиков. М., 1996, С. 664.
[4] БВС РФ, 1997, №7, с. 14





Реферат на тему: Ответственность за заражение ВИЧ и венерическими заболеваниями
Уголовное право исходит из древней юридической презумпции: Ignоrаntia
lеgis nеminem ехсusat (незнание закона никого не извиняет).
____________________________________________________________________


Говоря о наказании за заражение ВИЧ-инфекцией и другими венерическими
заболеваниями, необходимо определить само понятие заражения венерическими
заболеваниями субъектом исходя из правовых норм нашего государства.

Под заражением венерической болезнью следует понимать передачу этой болезни
лицом, знавшим о наличии у него такой болезни, путем совершения любых
действий, которые, по общему правилу, ведут к заражению: совершение
полового акта, поцелуи, питание из одной посуды, несоблюдение иных
гигиенических правил лицом, страдающим венерическим заболеванием (п.2 ком.
к ст.121 УК РФ)

Немаловажным будет также понять что подразумевают, говоря о венерических
заболеваниях, иными словами – какие заболевания включаются в понятие
венерических (согласно УК РФ).

Венерические заболевания - это группа инфекционных заболеваний,
передающихся преимущественно половым путем. К этим болезням относят:
сифилис, гонорею, мягкий шанкр, паховый лимфогранулематоз, венерическую
гранулему и некоторые другие. Опасность их состоит в том, что они
затрагивают скрытую от посторонних интимную сферу при широком
распространении самолечения, передаются от одного человека другому и
неполовым путем.

Для понимания меры наказания необходимо оценить характер и тяжесть
преступления. Заражение ВИЧ-инфекцией и венерическими заболеваниями исходя
из правовых актов подпадает под определение преступления (или преступого
деяния), т.к.

Преступлением признается виновно совершенное общественно опасное деяние,
запрещенное настоящим Кодексом под угрозой наказания (п.1 ст.14 УК РФ),
т.е.

Уголовный кодекс определяет преступление как деяние, запрещенное Кодексом в
связи с тем, что оно является общественно опасным и посягает на охраняемые
уголовным законом объекты. Таким образом, это определение является
формально-материальным, так как предусматривает и формальный нормативный
признак (запрещенность деяния уголовным законом), и материальный признак
(его общественную опасность). (п.1 ком.к ст.14 УК РФ).

Под деянием подразумевается

поведение (поступок) человека в форме действия или бездействия. Действие -
активное волевое поведение. Бездействие характеризуется пассивным волевым
поведением, выражающимся в невыполнении лежащей на лице обязанности
действовать.(п.2 ком.к ст.14 УК РФ)


Под общественно опасными деяниями подразумевают деяния, представляющие
общественную опасность, которая в свою очередь трактуется Кодексом, как


способность предусмотренного уголовным законом деяния причинять
существенный вред охраняемым уголовным законом объектам (интересам). (п.4
ком. к ст.14 УК)


Таким образом согласно ч.1 ст.14 УК РФ преступление – это

. запрещенное уголовным законом общественно опасное деяние, обязательно
совершенное виновно, то есть при определенном психическом отношении к
деянию и его последствиям со стороны лица, совершившего это деяние (см.
комментарий к ст.ст. 24 - 27). Если действия лица невиновно вызвали
общественно опасные последствия, его поведение не является преступлением
(см. комментарий к ст. 28).(п.5 ком.к ст.14 УК РФ)
. обязательно наказуемое деяние. В Особенной части каждая статья Уголовного
кодекса предусматривает определенное наказание за совершение того или
иного запрещенного уголовным законом деяния. Однако это не означает, что
установленное в санкциях статей Особенной части наказание должно
применяться всегда и при всех обстоятельствах. Уголовный кодекс
предусматривает и случаи освобождения от наказания. Чаще всего это
касается преступлений небольшой тяжести (см., например, ст.ст. 75 и 76).
(п.6 ком. к ст. 14 УК РФ).

Иными словами,

преступлением по российскому уголовному праву является запрещенное
уголовным законом общественно опасное, виновное и наказуемое деяние (п.7
ком. к ст.14 УК РФ).

Как отмечалось, все преступления являются общественно опасными и поэтому
законодатель запрещает их совершение под угрозой применения наказания к
лицам, которые их совершат. Однако по характеру и степени общественной
опасности одни преступления могут существенно отличаться от других. В
зависимости от этого УК подразделяет все преступления на четыре категории:
небольшой тяжести, средней тяжести, тяжкие и особо тяжкие. (п.1 ком. к
ст.15 УК).

Степень общественной опасности преступления - в большей мере количественная
характеристика преступных деяний одного и того же характера. В рамках
одного вида преступлений она зависит от размера причиненного вреда
(допустим, кража чужого имущества с причинением значительного ущерба
потерпевшему или в крупных размерах п. "г" ч. 2 и п. "б" ч. 3 ст. 158 УК),
формой вины (умышленное или неосторожное уничтожение или повреждение
имущества - ст.ст. 167 и 168), способа совершения преступления (например,
п. "е" ч. 2 ст. 105 предусматривает повышенное наказание за убийство
общеопасным способом), средств и орудий совершения преступления (например,
п. "г" ч. 2 ст. 162 предусматривает повышенное наказание за разбой,
совершенный с применением оружия или предметов, используемых в качестве
оружия), других признаков и обстоятельств совершенного преступления.(п.2
ком. к ст.15 УК).

В соответствии со ст. 15 отнесение преступления к той или иной категории
зависит от размера и вида наказания, предусмотренного санкцией
соответствующей статьи Особенной части УК, а также формы вины.
Преступлениями небольшой, средней тяжести и тяжкими преступлениями
признаются как умышленные, так и неосторожные деяния, а особо тяжкими -
только умышленные деяния.(п.3 ком. к ст.15 УК)

Актуальным всегда остается вопрос о форме вины. Виновен или нет ?
Интересным является тот факт, что УК активно оперирует понятием вины, но
нигде не дает ее определение. Ст. 24 УК определяет форму вины, как

1. Виновным в преступлении признается лицо, совершившее деяние умышленно
или по неосторожности.
2. Деяние, совершенное по неосторожности, признается преступлением
только в том случае, когда это специально предусмотрено соответствующей
статьей Особенной части настоящего Кодекса.

В соответствии со сформулированным в УК принципом вины (см. комментарий к
ст. 5) лицо подлежит уголовной ответственности только за совершение тех
общественно опасных действий и их вредные последствия, в отношении которых
установлена его личная вина.(п.2 ком. к ст.24 УК)

В уголовно-правовой науке есть две основные теории вины:

1) оценочная (нормативная, этическая), когда вина лица за совершенное
деяние сводится к оценочной (социальной, нравственной, политической)
характеристике ее судом, формулируемой в его упреке;
2) психологическая, представляющая собой субъективное (внутреннее,
психическое) отношение лица к своим общественно опасным и противоправным
действиям или бездействию и их общественно опасным последствиям (п.3 ком.
к ст.24 УК)

Согласно психологической теории вины каждое общественно опасное и
противоправное действие (бездействие) вменяемого человека считается волевым
и сознательным. Всякое волевое и сознательное деяние мотивированно и
целенаправленно, т. е. совершается по определенному мотиву и для достижения
конкретных целей.
Мотивация и целеполагание лица раскрывают то, ради чего оно в ущерб
интересам других лиц, общества и государства совершает общественно опасное
и уголовно-наказуемое деяние.(п.5 ком. к ст.24 УК)

Мотивы и цели не являются обязательными признаками вины, но именно через
них открывается психологическая суть внутреннего отношения виновного к
деянию. От их точного установления зависит практическая реализация принципа
вины.
В зависимости от степени "охвата" юридически значимых действий
(бездействия) и наступивших последствий мотивами и целями субъекта при
одной и той же объективной стороне могут быть разными формы его вины.
Смерть человеку, наступившая от выстрела из ружья, в зависимости от
конкретного содержания мотивов и целей стрелявшего лица, может быть
причинена умышленно или неосторожно, а может быть и невиновно. (п.6 ком. к
ст.24 УК)
Субъективное (внутреннее, психическое) отношение лица к совершаемому им
общественно опасному и уголовно-противоправному деянию, адекватно отражая
основную суть его виновности, в своем конкретном выражении может быть
многогранным. Поэтому УК ограничивает данное отношение лишь двумя формами:
умыслом и неосторожностью, для которых вина в целом является родовым
понятием (п.7 ком. к .ст. 24 УК), иными словами, согласно ст. 24 виновным в
совершении преступления может быть признано только то лицо, которое
совершило общественно опасное и уголовно-противоправное деяние умышленно
или неосторожно.(п.10 ком. к ст. 24 УК).

Следует также дифференцировать преступления, совершенные умышленно (как
с прямым, так и косвенными умыслами), либо по неосторожности (вследствие
легкомыслия или небрежности).
Преступления, совершенные умышленно с прямым или косвенным умыслами
имеют ряд характерных особенностей.

Прямой умысел включает в себя три взаимосвязанных признака:
1) осознание лицом общественной опасности своих действий (бездействия);
2) предвидение возможности или неизбежности наступления общественно
опасных последствий;
3) желание их наступления.
Косвенный умысел тоже предполагает три признака:
1) осознание лицом общественной опасности своих действий (бездействия);
2) предвидение возможности наступления общественно опасных последствий;
3) нежелание, но сознательное допущение этих последствий либо
безразличное к ним отношение.(п.1 ком. к ст. 25 УК)

Одним из наиболее значимых общих признаков обоих видов умысла является
осознание лицом общественной опасности своих действий (бездействия).
Общественная опасность деяния как объективный или материальный признак
преступления с точки зрения законодателя или правоприменителя является
сложным и многоаспектным понятием. Оно лежит в основе криминализации
деяний, категоризации преступлений по тяжести, назначения наказания и т. д.
Применительно к умышленной вине конкретных лиц это понятие употребляется в
номинальном и упрощенном значении. Лицу достаточно лишь в общих чертах
осознавать, что совершаемое им действие (бездействие) причиняет вред
личности, собственности, общественному порядку и другим общественным
отношениям, охраняемым уголовным законом. (п.2 ком.к ст.25)


В реальной действительности, не смотря на правовую регламентацию
понятия, осознание общественной опасности и уголовной противоправности
традиционно преступных деяний (убийств, краж, грабежей и т. д.) практически
не вызывает каких-либо сомнений. Оно формируется в процессе социализации,
приобретения жизненного опыта, получения образования, чтения художественной
литературы, просмотра кино и видеофильмов и т. д. (п.3 ком.к ст.25)

Теория и судебная практика помимо прямого и косвенного умыслов различают
умысел определенный (конкретизированный) и неопределенный
(неконкретизированный).
Определенный умысел характеризуется тем, что предвидение и желание
субъекта определенно и конкретно. Выплескивая кислоту в лицо потерпевшему,
он предвидит, что обезобразит его, и желает этих последствий.
Неопределенному умыслу свойственна неконкретность предвидения и желания
наступления общественно опасных последствий определенной тяжести. Содеянное
в этом случае квалифицируется по фактически наступившим последствиям. (п.15
ком.к ст.25)

Важным аспектом адекватной оценки деяния является дифференцировка умысла
на заранее обдуманный и внезапно возникший. Очевидным становится тот факт,
что наказание будет разным.
. Заранее обдуманный умысел может возникнуть задолго до
непосредственного совершения преступления. Субъект заблаговременно
готовится к его совершению, разрабатывает способы его осуществления,
производит подготовительные действия, обеспечивает алиби и т. д.
. Внезапно возникший умысел формируется в ситуации совершения
преступления, в условиях конфликта, в состоянии алкогольного или
наркотического опьянения, в иных обстоятельствах (например, при виде
вещи, оставленной без надзора), способствующих совершению
преступления.

Оценка общественной опасности предумышленных и ситуативных деяний может
быть разной и конкретной. Предумышленные деяния обычно оцениваются как
более опасные. Однако конкретная социальная оценка деяния и субъекта,
психологически готового к совершению преступления в удобной для него
ситуации (пожар, землетрясение, авария), также свидетельствует о повышенной
опасности и преступления, и лица, его совершившего. (п.16 ком.к ст.25).

В правовых актах нашего государства есть ещё и такое понятие, как
крайняя необходимость, оговоренная в ст. 39 УК РФ :

Часть 1. Не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным
законом интересам в состоянии крайней необходимости, то есть для устранения
опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или
иных лиц, охраняемым законом интересам общества или государства, если эта
опасность не могла быть устранена иными средствами и при этом не было
допущено превышения пределов крайней необходимости.
Часть 2. Превышением пределов крайней необходимости признается
причинение вреда, явно не соответствующего характеру и степени угрожавшей
опасности и обстоятельствам, при которых опасность устранялась, когда
указанным интересам был причинен вред равный или более значительный, чем
предотвращенный. Такое превышение влечет за собой уголовную ответственность
только в случаях умышленного причинения вреда.

Условия правомерности крайней необходимости принято разделять на две
группы, первая из которых характеризует опасность, при наличии которой
совершаются действия, причинившие вред охраняемым уголовным законом
интересам. Источник этой опасности может быть самым разнообразным, а сама
опасность - непосредственной. Такая опасность может быть в случае, если,
например, пожар или снегопад уже начались, больной в данный момент
нуждается в срочной медицинской помощи, забравшиеся в горы альпинисты уже
теперь крайне истощены от голода и т. п. Состояние правомерной крайней
необходимости было признано в действиях М., который во избежание лобового
столкновения двух автомашин применил резкое торможение, от чего передней
частью его машины был сбит пешеход (Бюл. ВС РСФСР, 1976, N 1, с. 3).
Введением выражения "опасность, непосредственно угрожающая" правоохраняемым
интересам, законодатель соединил два условия, выделявшиеся ранее в
литературе, - наличность и действительность этой опасности. Ответственность
в случае мнимой опасности, когда лицо допускает фактическую ошибку
относительно наличия, размера или характера опасности, должна решаться по
правилам о фактической ошибке. (п.1 ком. к ст.39 УК)
Главными условиями, определяющими правомерность действий лица,
оказавшегося в состоянии крайней необходимости, являются: невозможность
устранения вреда другими средствами и отсутствие превышения пределов
крайней необходимости. Первое из этих условий предусматривалось и прежним
УК, оно вытекает из самой природы этого института. (п.3 ком. к ст. 39 УК).

Для четкого понятия преступно ли деяние, необходима правовая
регламентация понятия превышения пределов крайней необходимости.

Понятие превышения пределов крайней необходимости дается впервые, оно
сформулировано в ч. 2 комментируемой статьи. С объективной стороны такое
превышение имеет место в случае, если фактическое причинение вреда явно не
соответствует характеру и степени угрожавшей опасности, а также
обстоятельствам, при которых эта опасность устранялась. Например,
разрушение соседнего дома при угрозе пожара, который так и не начался. По
новому УК превышением является причинение не только большего, но и равного
вреда по сравнению с вредом предотвращенным. Этим указанием закон решил
проблему, до сих пор считавшуюся спорной: как квалифицировать спасение
своей жизни или своего здоровья за счет жизни или здоровья другого лица.
Комментируемая статья отвечает однозначно: в этом случае налицо превышение
пределов крайней необходимости.
С субъективной стороны превышение пределов крайней необходимости будет
только при наличии умышленной вины, когда лицо осознает, что своими
действиями причиняет вред, явно не соответствующий характеру и степени
грозящей опасности, и желает либо сознательно допускает причинение такого
вреда.(п.4 ком. к ст. 39 УК).

Если действия лица отвечают всем перечисленным выше условиям, то
причиненный ими вред не является преступлением. Если же лицо допустило
превышение пределов крайней необходимости и причинило имущественный ущерб,
вред здоровью или иной вред, равный или более значительный, чем
предотвращенный, то такие действия признаются преступлением. Однако
состояние крайней необходимости, при котором был причинен такой вред,
является смягчающим обстоятельством (п.5 ком. к ст. 39).

Рассматривая проблему наказания за заражение ВИЧ-инфекцией и
венерическими заболеваниями немаловажным является обстоятельства, при
которых это произошло. Важность диктует возможность совершения деяния под
психическим или физическим принуждением.

Не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом
интересам в результате физического принуждения, если вследствие такого
принуждения лицо не могло руководить своими действиями (бездействием).(п.1
ст.40 УК РФ).

Физическое принуждение исключает уголовную ответственность лица за
причиненный им вред, если такое принуждение полностью лишило лицо
возможности свободно принимать решения. Например, связанный сторож не смог
воспрепятствовать краже, совершенной у него на глазах.(п.2 ком. к ст.40
УК).
Если же лицо принуждают, например, к краже у родственников путем
нанесения ему побоев или угрожая причинить вред его здоровью, то такое
физическое принуждение или его угроза (психическое принуждение) оставляют
свободу выбора, возможность принять то или иное решение. Поэтому в таких
случаях вопрос об уголовной ответственности должен решаться по правилам о
крайней необходимости (см. комментарий к ст. 39). Например, лицо будет
нести ответственность за убийство, совершенное под влиянием примененных к
нему побоев. Но в соответствии с п. "ж" ч. 1 ст. 61 УК факт примененного к
нему насилия будет учтен при назначении наказания как смягчающее
обстоятельство.(п.3 ком. к ст.40 УК).

В новом издании УК РФ (от 97-го года) статей, регламентирующих меру
наказания за заражение ВИЧ-инфекцией и венерическими заболеваниями, две.
Это – ст.121 (в отношении венерических заболеваний) и ст.122 (в отношении
ВИЧ-инфекции).
Статья 121УК РФ
Часть 1. Заражение другого лица венерической болезнью лицом, знавшим о
наличии у него этой болезни, - наказывается штрафом в размере от двухсот до
пятисот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы
или иного дохода осужденного за период от двух до пяти месяцев, либо
исправительными работами на срок от одного года до двух лет, либо арестом
на срок от трех до шести месяцев.

Следует также отметить, что
. уголовная ответственность лица, больного венерической болезнью и
заразившего другое лицо, может иметь место не только в период болезни
и ее лечения, но и в период контрольного наблюдения лечебным
упреждением за больным до снятия его с учета (там же).(п.5 ком. к
ст.121 УК РФ).
. Согласие потерпевшего на заражение его венерической болезнью не может
служить основанием для освобождения от уголовной ответственности
лица, знавшего о наличии у него венерического заболевания и
заразившего потерпевшего.
. Неопровергнутая уверенность лица в том, что оно полностью излечилось
от венерической болезни, исключает осуждение его по ст. 121 УК.
. Уголовная ответственность за заражение венерической болезнью
наступает с 16 лет



Часть 2. То же деяние, совершенное в отношении двух или более лиц либо в
отношении заведомо несовершеннолетнего, - наказывается штрафом в размере от
пятисот до семисот минимальных размеров оплаты труда или в размере
заработной платы или иного дохода осужденного за период от пяти до семи
месяцев либо лишением свободы на срок до двух лет.
. УК при заражении венерической болезнью заведомо несовершеннолетнего
должно быть установлено, что виновный знал (был осведомлен) о том,
что потерпевший не достиг восемнадцатилетнего возраста.


Статья 122 УК РФ

1. Заведомое поставление другого лица в опасность заражения ВИЧ-
инфекцией -
наказывается ограничением свободы на срок до трех лет, либо арестом на
срок от трех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до одного
года.
2. Заражение другого лица ВИЧ-инфекцией лицом, знавшим о наличии у него
этой болезни, -
наказывается лишением свободы на срок до пяти лет.
3. Деяние, предусмотренное частью второй настоящей статьи, совершенное в
отношении двух или более лиц либо в отношении заведомо несовершеннолетнего,
-
наказывается лишением свободы на срок до восьми лет.
4. Заражение другого лица ВИЧ-инфекцией вследствие ненадлежащего
исполнения лицом своих профессиональных обязанностей -
наказывается лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права
занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью
на срок до трех лет.

Опасность ВИЧ-инфекции объясняется двумя обстоятельствами:
1) лицо, заразившееся этой болезнью, длительное время может не знать об
этом и представлять при несоблюдении правил предосторожности
опасность для окружающих;
2) в случае развития болезни последняя фактически неизлечима, больной в
течение короткого времени уходит из жизни.(п.2 ком. к ст.122 УК)

С субъективной стороны эти преступления совершаются умышленно - лицо
знает, что больно ВИЧ-инфекцией, и осознает, что оно ставит другое лицо
либо в опасность заражения, либо заражает этой болезнью. Представляется,
что здесь имеет место прямой неопределенный умысел.(п.5 ком. к ст.122 УК)

Добровольность вступления в половое сношение с носителем ВИЧ-инфекции,
при котором возникает опасность заражения, не освобождает виновного от
уголовной ответственности, кроме случаев, исключающих по общему правилу
возможность заражения, например, использование презерватива. (п.6 ком. к
ст.122 УК)
Субъектом преступлений, предусмотренных ч. 1 и ч. 2 ст. 122 УК, может
быть только лицо, знавшее о наличии у него ВИЧ-инфекции. Возраст
наступления уголовной ответственности - с 16 лет. (п.7 ком. к ст.122 УК).
Субъектами преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 122 УК, являются, по
общему правилу, медицинские работники, работники станций переливания крови,
работники аптек (фармацевты), нарушившие в данном конкретном случае
профессиональные обязанности, что привело к заражению лица ВИЧ-инфекцией.
Субъективная сторона этого преступления - неосторожность в виде как
небрежности, так и легкомыслия. При наличии умысла ответственность
наступает по совокупности преступлений, включая причинение тяжкого вреда
здоровью.(п.9 ком. к ст.122 УК).
При изнасиловании, насильственных действиях сексуального
характера, половом сношении с лицом, заведомо не достигшим четырнадцати
лет, а также при развратных действиях в отношении такого лица при заражении
партнера ВИЧ-инфекцией (ч. 2 ст. 122 УК) действия виновного подлежат
квалификации по совокупности этих преступлений.(п.10 ком к ст.122 УК).

Таким образом, рассматривая проблему наказания за заражение ВИЧ-
инфекцией и венерическими заболеваниями, мы неизбежно сталкиваемся с
большими трудностями в плане правовой оценки того или иного факта,
повлекшего заражение лица (или группы лиц) ВИЧ-инфекцией или венерическими
заболеваниями. Безусловно, невозможно оценить подобное деяние только лишь с
позиции только заражения, не принимая во внимания ни психолоического
состояния (как субъекта, так и объекта), ни сопутствующих обстоятельств
(возможность психологического или физического принуждения никогда нельзя
сразу «отметать»), ни возможность умышленного заражения (как состав
преступления). Поэтому, оценка подобных деяний неизбежно сопряжена с
глубоким многогранным анализом причин, механизмов и следствий случаев
заражения ВИЧ-инфекцией и венерическими забоеваниями.







Новинки рефератов ::

Реферат: Генетика и генетическая информция (Биология)


Реферат: Оптическая спектроскопия кристаллов галита с природной синей окраской (Физика)


Реферат: Афинская рабовладельческая демократия при Перикле (История)


Реферат: Моя школа (Педагогика)


Реферат: Аркаим - суперобсерватория древних Ариев (Культурология)


Реферат: Сальвадор Дали в театре "ДИКЛОН" (Искусство и культура)


Реферат: James Joyce (1882-1941) (Иностранные языки)


Реферат: Логико-методологические дефекты в структуре закона права (Логика)


Реферат: Международная обстановка накануне второй мировой войны (История)


Реферат: Аварийное и долгосрочное прогнозирование аварий с ОХР (Безопасность жизнедеятельности)


Реферат: Действие табака на организм человека (Биология)


Реферат: Город-государство Ватикан (География)


Реферат: Возникновение жизни на Земле (Естествознание)


Реферат: Строение цветка (Биология)


Реферат: Проблема занятости (Социология)


Реферат: Первые конституции азиатских государств. Сравнительный анализ (История)


Реферат: История правового регулирования земельных отношений в России (Право)


Реферат: Операции и номера счетов (1998 год) (Бухгалтерский учет)


Реферат: Генетический анализ при взаимодействии генов (Биология)


Реферат: Мероприятия по ликвидации и профилактике парвовирусного энтерита собак (Ветеринария)



Copyright © GeoRUS, Геологические сайты альтруист