GeoSELECT.ru



Социология / Реферат: Социальные роли как механизм взаимодействия личности и общества (Социология)

Космонавтика
Уфология
Авиация
Административное право
Арбитражный процесс
Архитектура
Астрология
Астрономия
Аудит
Банковское дело
Безопасность жизнедеятельности
Биология
Биржевое дело
Ботаника
Бухгалтерский учет
Валютные отношения
Ветеринария
Военная кафедра
География
Геодезия
Геология
Геополитика
Государство и право
Гражданское право и процесс
Делопроизводство
Деньги и кредит
Естествознание
Журналистика
Зоология
Инвестиции
Иностранные языки
Информатика
Искусство и культура
Исторические личности
История
Кибернетика
Коммуникации и связь
Компьютеры
Косметология
Криминалистика
Криминология
Криптология
Кулинария
Культурология
Литература
Литература : зарубежная
Литература : русская
Логика
Логистика
Маркетинг
Масс-медиа и реклама
Математика
Международное публичное право
Международное частное право
Международные отношения
Менеджмент
Металлургия
Мифология
Москвоведение
Музыка
Муниципальное право
Налоги
Начертательная геометрия
Оккультизм
Педагогика
Полиграфия
Политология
Право
Предпринимательство
Программирование
Психология
Радиоэлектроника
Религия
Риторика
Сельское хозяйство
Социология
Спорт
Статистика
Страхование
Строительство
Схемотехника
Таможенная система
Теория государства и права
Теория организации
Теплотехника
Технология
Товароведение
Транспорт
Трудовое право
Туризм
Уголовное право и процесс
Управление
Физика
Физкультура
Философия
Финансы
Фотография
Химия
Хозяйственное право
Цифровые устройства
Экологическое право
   

Реферат: Социальные роли как механизм взаимодействия личности и общества (Социология)




Российский химико-технологический университет
Имени Д. И. Менделеева
Новомосковский институт



КОНТРОЛЬНАЯ РАБОТА


по социологии


Тема: “Социальные роли как механизм взаимодействия личности и общества”



Студент: _
Шифр: _
Специальность: _



Содержание:


1. Виды обучения ролям………………………………………..3-4
2. Предписанные и достигаемые статусы……………………..4-7
предписанные статусы и роли……………………………4-6
достигаемые статусы и роли………………………………6-7
ролевое поведение…………………………………………7
3. Способы разрешения ролевых конфликтов…………………7-10
неадекватная ролевая подготовка…………………………8-9
ролевые конфликты………………………………………..9-10



1. ВИДЫ ОБУЧЕНИЯ РОЛЯМ

Каждый индивид в течение своей жизни обучается исполнять самые разные
роли: ребенка, ученика школы, студента, отца или матери, инженера,
организатора на производстве, офицера, члена определенного
социального слоя и т.д. Ролевое обучение имеет по крайней
мере два аспекта: 1) необходимо научиться выполнять обязанности и
осуществлять права в соответствии с играемой ролью; 2) не менее существенно
приобрести установки, чувствования и ожидания, соответствующие данной роли.
Второй аспект представляется наиболее
важным. Почти все современные молодые женщины способны довольно быстро,
механически научиться вести домашнее хозяйство, но они не могут столь же
быстро обучиться установкам и ожиданиям, которые делают ведение домашнего
хозяйства удовлетворяющим и вознаграждающим действием. Известно, как
ценится домашняя хозяйка, ведущая хозяйство с любовью и вкусом.
Некоторые люди не могут успешно выполнять свою роль, если она в
процессе социализации не принята ими как стоящая потраченного времени,
удовлетворяющая какую-либо их потребность, соответствующая их внутреннему
миру. Представим себе молодого человека, который под давлением родителей
обучался химии в университете, хотя всю жизнь мечтал быть актером и играть
на сцене. Скорее всего, химия будет ему в тягость и самое большее, на что
он будет способен, это быть второразрядным работником. Или попытаемся
представить себе трудности женщины, которая социализируется в роли
домохозяйки, потому что это единственный путь, уготованный ей в данной
социальной группе, несмотря на наличие у нее, например, организаторских
способностей или способностей к игре на сцене, преподаванию и т.д.
Обучение большинству важнейших ролей начинается обычно в раннем
детстве, одновременно с началом формирования установок, направленных на
определение роли и статуса. Большая часть этого этапа ролевого обучения
проходит бессознательно и безболезненно. Дети играют в игрушки,
«разыгрывают» представления, помогают отцу и матери, читают истории из
жизни разных социальных групп, слушают семейные разговоры и пассивно
участвуют в семейных инцидентах. Из такого повседневного опыта они выносят
представление о действиях мужчины и женщины в различных ситуациях, о том,
как муж и жена должны относиться друг к другу. Маленький ребенок, подражая
роли своего отца, играемой им дома, бывает больше осведомлен о том, как
должен действовать и что должен думать мужчина в
различных ситуациях семейной жизни, чем тогда, когда он просто исполняет
свою собственную роль ребенка. Подражая действиям отца, он в какой-то
степени может понять причины, которые стоят за тем или иным отцовским
действием, и это понимание со временем растет. Его «притворные»,
ненастоящие роли таким образом помогают ему достойно принять на себя в
будущем роль отца семейства. Человеку в более зрелом возрасте такие
ненастоящие роли помогают понять реакцию других людей на его поведение.
В диагностической и психотерапевтической практике такая техника
известна под названием «психодрама», основы которой разработаны Дж. Морено
и его последователями. Участвуя в психодраме, муж, например, на
определенное время может взять на себя роль
жены, а она одновременно принимает его роль, затем они сталкиваются в
неожиданных диалогах, дискуссиях, конфликтах. Каждый старается играть роль
другого, высказывая жалобы и претензии, и в результате имеет возможность
проникнуть в мир чувств и реакций другого.
Подобное обучение чужим ролям с помощью психодрамы часто используется в
деловых играх руководителей разных служб и подразделений предприятия.
Понятие роли включает в себя совокупность ожиданий каждого индивида в
отношении как своего собственного поведения, так и поведения других людей
при взаимодействии в определенной ситуации. Играет ли индивид роль на
«притворной», нереальной основе или в
связи с приобретением им нового статуса, он всегда стремится аккумулировать
установки и поведение тех людей, которые его окружают, и добиться наиболее
адекватного исполнения своей роли. Очевидно, что внутреннее Я личности не
остается неизменным в результате такого социального опыта. Девушка, выходя
замуж, будет иметь статус, отличный от прежнего. Ее роль изменится, и во
многих отношениях она будет выглядеть как совершенно другая личность. Роли,
связанные с определенными занятиями, в такой степени обусловливают
личностные изменения, что, даже не зная рода занятий человека, мы можем
сказать, что он ведет себя, как учитель, крестьянин, предприниматель или
министр. Личность и роль, которую она играет, связаны с некоторыми
психологическими характеристиками, подходящими для исполнения определенных
социальных ролей. Например, личность общительная, направленная на мир
внешних объектов может легко приспособиться к роли продавца. В то же время
очевидно, что ежедневное выполнение обязанностей продавца помогает
становлению общительной личности. Так постепенно, в ходе ролевого обучения
формируется поведение личности, характерное для ее статуса, полностью
принимается уготованная ей социальная роль.

2. ПРЕДПИСАННЫЕ И ДОСТИГАЕМЫЕ СТАТУСЫ

Все социальные статусы можно подразделить на два основных типа: те,
которые предписываются индивиду обществом или группой независимо от его
способностей и усилий, и те, которые личность достигает своими собственными
усилиями.
Предписанные статусы и роли. Так как общество представляет собой
сложное образование, его институты функционируют эффективно только в том
случае, если люди исполняют ежедневно огромное число обязанностей, строго
обозначенных внутригрупповыми и
межгрупповыми отношениями. Простейший путь достижения согласованного
исполнения обязанностей — разделение всех видов деятельности на множество
предписанных ролей и обучение каждой личности с момента ее рождения заранее
определенному набору ролей. После первого ролевого обучения, которое
начинается в раннем детстве, предписанные роли должны назначаться в
соответствии с некоторыми критериями, известными как «путь достижения
успеха». Пол и возраст универсально используются в обществе как основа для
ролевого предписания. Раса, национальность, классовая и религиозная
принадлежности также используются во многих обществах в качестве основы для
предписанных ролей.
Хотя ролевое обучение бывает чаще всего бессознательным, оно не
делается от этого менее реальным. «Взрослые спрашивают маленьких мальчиков,
кем они хотят стать, когда вырастут. В то же время взрослые спрашивают
маленьких девочек, откуда у них такое хорошенькое платьице. Несмотря на
свой юный возраст, мальчики прежде всего заботятся о карьере, в то время
как девочки поглощены «насаживанием» приманки для мужчин!» — остроумно
заметил один известный американский преподаватель-исследователь.
Не случайно уже с детства главная и большая часть процессов
социализации личности состоит в обучении различным видам социальных
действий как мужчин, так и женщин. Маленькие девочки играют с куклами,
помогают матери по хозяйству и вознаграждаются за
это похвалами взрослых. Обучение девочки как сорванца хотя и терпимо, но
считается дурным тоном. Мальчики же считают, что куклы предназначены только
для девчонок и самых маленьких детей, а потому худшее для них — это
прослыть «маменькиным сынком», «девчонкой». Опыт показывает, что
многолетнее раздельное обучение мальчиков и девочек приводит к тому, что в
зрелости они имеют различные способности, чувства и предпочтения.
В зрелом возрасте половые различия и роли четко определяются, а
процесс ролевого обучения усложняется. Женщина, например, может
одновременно выступать в ролях жены, матери, гражданки и т.д. Ее роль жены
и матери включает одновременно множество различных ролей, каждая из которых
неотделима от другой и врастает в нее.
Большинство функций могут достаточно хорошо выполняться как женщинами,
так и мужчинами, если они социализированы для принятия свойственных им
задач. Так, в Пакистане домашняя прислуга традиционно представлена лицами
мужского пола; на Филиппинах
все секретари — мужчины; на Маркизских островах дети работают по дому,
накрывают на стол, готовят кушанья, а женщины вышивают, во многих странах
мира тяжелые сельскохозяйственные работы выполняются преимущественно
женщинами.
Определение мужских и женских ролей субъективно и зависит от
конкретного места и времени. Каждое общество имеет обычаи, традиции и
нормы, относящиеся к исполнению мужских и женских ролей. Индивиды могут
позволить себе обходить некоторые элементы этих традиций и обычаев, но они
рискуют при этом быть отчужденными от общества до тех пор, пока не станут
исполнять эти роли в соответствии с их полом. Немногие индивиды игнорируют
эти требования, например становятся гомосексуалистами или лесбиянками, так
как такие отклонения от предписанных ролей осуждаются обществом.
Роли мужчины и женщины в обществе со временем изменяются. Возможность
замены тяжелого ручного труда машинным, применение противозачаточных
средств и, как следствие этого, уменьшение размеров семьи и домашних
обязанностей в значительной степени уменьшили различия между мужскими и
женскими ролями. Женщины, например, стали активно втягиваться в процесс
производства и имеют статусы, которые ранее считались мужскими.
Для любого общества не менее важно предписывание ролей в соответствии
с возрастом. Приспособление индивидов к постоянно меняющимся возрасту и
возрастным статусам — извечная проблема. Не успевает индивид приспособиться
к одному возрасту, как тут же надвигается другой, с новыми статусами и
новыми ролями. Едва юноша начинает справляться со смущением и комплексами
юности, как он уже стоит на пороге зрелости; едва человек начинает
проявлять мудрость и опытность, как приходит старость. Каждый возрастной
период связан с благоприятными возможностями для проявления способностей
человека, более того, предписывает новые статусы и требования обучения
новым ролям. В определенном возрасте индивид может испытывать проблемы,
связанные с приспособлением к новым ролевым статусным требованиям. Ребенок,
о котором говорят, что он старше своих лет, т.е. достиг статуса, присущего
старшей возрастной категории, обычно полностью не реализует свои
потенциальные детские роли, что отрицательно сказывается на полноте его
социализации. Часто такие дети чувствуют себя одинокими, ущербными. В то же
время статус незрелого взрослого человека представляет собой комбинацию
статуса взрослого с установками и поведением, свойственными детству или
юности. У такой личности обычно возникают конфликты при исполнении ролей,
соответствующих ее возрасту. Эти два примера показывают неудачное
приспособление к возрастным статусам, предписанным обществом.
В нашем обществе особенно заметна неудачная социализация при
подготовке к юности и старости. У нас в отличие от примитивных обществ нет
четко определенных возрастных статусов, за исключением совершеннолетия,
которое наступает в 18 лет. Родители юноши или девушки пребывают в
неопределенности относительно того, насколько зрелым можно считать юношу
или девушку, и они бесконечно пререкаются со своими детьми относительно
выбора ими товарищей и подруг, времени возвращения домой, использования
денег, женитьбы или замужества. Но дело в том, что и сам молодой человек
пребывает в неопределенности относительно сферы приложения своих усилий,
выбора пути достижения успеха в жизни, политических взглядов, круга друзей
и т.д. Неудивительно, что молодой человек нередко пасует перед трудным
выбором, предпочитая оставаться зависимым от родителей или других
родственников, что характерно для более раннего возраста.
Старость во многих примитивных, или традиционных, обществах уважаема и
почитаема в первую очередь потому, что в таких обществах люди в основном
формируют свое поведение на основе древних и признанных обычаев и традиций,
неформального контроля за соблюдением этих традиций. Однако в современном
обществе, где древние традиции не играют столь значительной роли, старость
причиняет одни неудобства. Быстро изменяющееся индустриальное общество
очень редко рассматривает старых людей как источник мудрого руководства.
Предписанной ролью пожилых людей стал уход от дел по мере ослабления их сил
и способностей, а их основной функцией в последующей жизни оказывается
только поддержание собственного существования. Поэтому переход к роли
пожилого человека в современном обществе очень болезнен и сложен для
каждого индивида.
Пол и возраст — это только два примера из многих предписанных
статусов. Все подобные статусы включают роли, которые могут успешно
выполняться только тогда, когда каждый из индивидов социализируется к
предписаниям, установленным в обществе относительно этих ролей.
Достигаемые статусы и роли. Социальная позиция, которая закрепляется
через индивидуальный выбор и конкуренцию, определяется как достигаемый
статус. Если каждая личность имеет некоторое количество предписанных
статусов, которые назначаются ей в группе или обществе без учета ее
индивидуальных способностей или предпочтений, то достигаемые статусы
закрепляются с учетом способностей данной личности, ее исполнительности и,
возможно, в результате везения. Довольно удачно этот феномен описан М.
Янгом:
«Принцесса — это предписанный статус. Девочка с королевской
наследственностью может не ударять палец о палец, а ее будущее все равно
это будущее принцессы. Она рождена принцессой, и будет ли она хорошенькой
или уродливой, высокой или низкой, умной или глупой, она останется
принцессой. Достигаемые статусы, напротив, не даются от рождения, они могут
приобретаться только личностями, наиболее подходящими для этого. Быть
мужчиной — предписываемый статус, зависящий от рождения, но быть мужем —
достигаемый
статус, который не вытекает автоматически из факта рождения мужчины, а
зависит от мужского поведения в будущем. Негр — это предписанный статус, но
полицейский — достигаемый статус. Никто не может быть рожден полицейским.
Становление достигаемого статуса осуществляется через собственный талант,
выбор или активность каждого индивида».
В примитивных, т.е. традиционных, обществах статусы чаще всего
являются предписанными и занятие кем-то определенного социального положения
зависит от рождения. Мужчина, например, с рождения готовится быть
охотником, рыболовом или воином. В современных индустриальных обществах
имеется большая свобода в занятии личностью того или иного положения. Это
во многом объясняется тем, что для ее успешного функционирования нужна
весьма значительная мобильность трудовых ресурсов и потому происходит четко
выраженная ориентация в основном на личностные качества индивидов, на
изменение статусов в соответствии с их усилиями. Контроль общества за
справедливостью при определении статусов дает выигрыш в гибкости той
социальной системе, которая предоставляет возможность занимать значимое
положение людям, проявляющим для этого наибольший талант. Платой будет
неконкурентоспособность тех, кто не смог «найти себя» и не в состоянии
приспособиться к новым ролям. Это выражается в увеличении числа лишних
людей, не удовлетворенных существующим положением. Достигнутый индивидом
статус требует от него осуществлять выбор не только сферы приложения труда,
но и друзей, организаций, места обучения и места проживания. Такие действия
индивида приводят к тому, что он получает статусы, которые не были
определены заранее его родителями. В этом случае индивид встречается с
ситуациями, значительно удаленными от опыта предков, что создает ему
постоянные затруднения при принятии на себя новых ролей.
Предписанные и достигаемые статусы принципиально различны, но,
несмотря на это, они могут взаимодействовать и перекрещиваться. Например,
мужчине значительно легче достичь статуса президента или премьер-министра,
чем женщине. То же, правда в меньшей степени, можно сказать о возможностях
достижения высоких статусов сыном крупного руководителя, с одной стороны, и
сыном крестьянина—с другой. Основное социальное положение в обществе
(социально-классовый статус) является частично предписанным (т.е. отражает
статусы родителей) и частично достигаемым с помощью способностей и
устремлений самого индивида. Во многих отношениях граница между
предписанными и достигаемыми статусами чисто условна, но концептуальное их
разделение весьма полезно для изучения этих социальных феноменов.
Идеал общества, в котором большинство статусов являются достигаемыми,—
стремление к тому, чтобы люди занимали положение в соответствии со своими
способностями. Это не только дает возможность проявляться высоким талантам,
но и исключает возможность оправдывать недостатки.
В обществе, где большинство статусов предписываются, индивид не может
ожидать улучшения своего положения. Те, у кого низкое вознаграждение или
невысокий престиж, не чувствуют своей вины в том, что они имеют низкий
статус. Каждый из них считает свою роль и свой статус правильными, а
сложившееся положение вещей справедливым. Такой индивид не сопоставляет
свое положение с положением других. Он свободен от чувства ненадежности,
амбициозного недовольства или страха потерять свой статус. Это происходит
потому, что социализация индивида не связана с ожиданием изменения статуса;
он только обучается и принимает предписанные роли. Вместе с тем трудно
согласиться с низким статусом в том случае, если наследственные барьеры
убираются и открываются возможности для проявления всех своих способностей.
Если приобретение статусов происходит на основе соревнования и доступ к
соответствующему обучению открыт для каждого, тогда причиной низкого
статуса может быть только неспособность и некомпетентность. Однако даже в
этом
случае посредственность находит возможность для достижения высокого
статуса, используя преимущественные права, групповые квоты, льготы и т.п.
Достигаемый статус максимально обеспечивает исполнение ролей на базе
индивидуальных способностей. Роли, его сопровождающие, как правило, трудны
для обучения и часто конфликтны. С существующими ныне достигаемыми
статусами, вероятно, связаны как эффективное использование человеческого
потенциала, так и величайшая угроза индивидуальному духовному миру личности
в случае неудачной ее социализации к достигаемым ролям.
Ролевое поведение. В то время как роль является поведением, ожидаемым
от индивида, имеющего определенный статус, ролевое поведение является
фактическим поведением того, кто играет роль. Ролевое поведение отличается
от ожидаемого во многих отношениях: в интерпретации роли, в личностных
характеристиках, изменяющих шаблоны и образцы поведения, в отношении к
данной роли, в возможных конфликтах с другими ролями. Все это приводит к
тому, что нет двух индивидов, играющих данную роль совершенно одинаково. Не
все солдаты храбры, не все священники святы, не все профессора могут
служить образцами в деле обучения. Разнообразие ролевого поведения может
быть значительно уменьшено при жестком структурировании поведения, например
в организациях, где прослеживается определенная предсказуемость действий
даже при различном поведении ее членов.
В то время как ролевое поведение, как правило, состоит в
бессознательном исполнении ролей, в некоторых случаях оно является
высокосознательным; при таком поведении лицо постоянно изучает собственные
усилия и создает желательный образ собственного Я. Американский
исследователь И. Гоффман разработал концепцию драматического ролевого
представления, заключающуюся в выделении сознательного усилия к исполнению
роли так, чтобы создать желаемое впечатление у других. Поведение
регулируется путем согласования
не только с ролевыми требованиями, но и с ожиданиями социального окружения.
Согласно этой концепции, каждый из нас является актером, имеющим свою
аудиторию. Дети в доме, соседи, коллеги по работе, студенты или школьники —
все они, как и многие другие, составляют различные аудитории. Индивид,
учитывая специфику окружающих его социальных общностей, по-разному
преподносит себя, когда находится в той или иной аудитории, действует в
роли так, что дает драматическую картину своего Я. Отец отчитывает детей,
профессор читает лекцию, милиционер контролирует движение на трассе —
каждый в определенном месте и в определенное время является актером,
который дает представление ради того, чтобы произвести впечатление на
аудиторию.


3. СПОСОБЫ РАЗРЕШЕНИЯ РОЛЕВЫХ КОНФЛИКТОВ

Было бы идеально, если бы каждая личность могла достигать желаемых
статусов в группе или обществе с одинаковыми легкостью и непринужденностью.
Однако лишь немногие индивиды способны на это. В процессе достижения
определенного статуса и исполнения
соответствующей социальной роли может возникнуть ролевое напряжение —
трудности при выполнении ролевых обязательств и несоответствие внутренних
установок личности требованиям роли. Ролевое напряжение может повышаться в
связи с неадекватной роле-
вой подготовкой, или ролевым конфликтом, или неудачами, возникающими при
исполнении данной роли.
Неадекватная ролевая подготовка. Обучение исполнению социальных ролей
может быть успешным только при последовательной подготовке к переходу от
одной роли к другой на протяжении всей жизни индивида. Маленькая девочка
поет колыбельную кукле, маленький мальчик строит модель самолета, ученик
выполняет сложную техническую работу, данную мастером, студент проходит
стажировку в должности инженера — все это отдельные моменты непрерывной
социализации через опыт, путем обучения навыкам, мастерству и установкам в
определенный период жизни для того, чтобы использовать их впоследствии в
следующих ролях.
При непрерывной социализации опыт каждого жизненного этапа служит
подготовкой к следующему. В примитивных обществах это осуществляется
успешно и неукоснительно. Например, маленький мальчик из охотничьего
племени индейцев почти с рождения знакомится с игрушечным луком и стрелами,
а через некоторое время он уже бегает с настоящим луком, что делает его
похожим на одного из мужчин данного племени. Животные и птицы, убитые на
охоте, даются ему для того, чтобы он подвешивал их, подкрадывался к ним и
пронзал их стрелами. Затем наступает знаменательный момент, когда его в
первый раз берут на охоту, где он подражает поведению мужчин и учится у них
охотиться. Он несет вместе со всеми добычу и гордится буйволами, которых
убил его отец. Когда же, в конце концов, он сам убивает буйвола и
становится мужчиной, это является только последним шагом в его непрерывной
детской подготовке к исполнению новой, взрослой роли, которая органично
соединяет его долговременный детский опыт со взрослым делом.
Такая ранняя подготовка к переходу от одного статуса к последующим —
далеко не всеобщее явление в социальной жизни. Наше общество, как и все
современные сложные общества, характеризуется ролевым обучением, основанным
на прерывности, которая делает
социализирующий опыт, полученный в одном возрастном периоде, малопригодным
для последующих возрастных периодов. Так, большинство современных мужчин и
женщин выполняют свою основную работу вдали от дома, в связи с чем их дети
не могут наблюдать за нею
и помогать отцу или матери. В большинстве семей нашего сложного
современного общества дети мало занимаются работой по дому и девочки плохо
обучаются мастерству, установкам и эмоциональному вознаграждению будущей
домохозяйки. Детская игровая активность,
как правило, очень слабо связана с задачами взрослых и не способствует
должным образом воспитанию в детях необходимых способностей для будущей
деятельности. Очень часто юноша, закончивший школу, не знает, кем он будет
в дальнейшем, чему ему обучаться и
какие роли он будет играть в ближайшем будущем. Отсюда возникает ролевое
напряжение, связанное с неправильным пониманием будущей роли, а также со
слабой подготовкой к ней и, как следствие этого, со слабым исполнением этой
роли. В жизни каждого человека в современном обществе может оказаться
несколько критических точек, когда индивид может быть не подготовлен к
исполнению будущих ролей. Например, помимо начала работы по основной
профессии критическим периодом можно справедливо считать выход на пенсию,
когда женщина или мужчина после 55-60 лет вдруг начинают понимать, что вся
предшествующая деятельность совершенно не подготовила их к роли пенсионера.
Другим источником ролевого напряжения в процессах социализации
является то, что моральная подготовка личности к исполнению ролей включает
в себя в основном формальные правила социального поведения. При этом часто
игнорируется обучение неформальным модификациям этих правил, которые
реально существуют в окружающем нас мире. Другими словами, обучающиеся
определенным ролям индивиды усваивают, как правило, идеальную картину
окружающей действительности, а не реальную культуру и реальные человеческие
взаимоотношения. Например, молодой человек, закончивший школу, часто бывает
воспитан на чувстве справедливости в отношении его социального окружения,
на чувстве равенства возможностей в проявлении своих сил и способностей на
любом поприще. Но воспитанный таким образом молодой человек в скором
времени замечает, что процесс получения многих ролей зависит не от
способностей и таланта, а от обилия знакомств, положения родителей, наличия
денег и т.д. Таким же образом многие молодые люди, считающие, например,
политиков выдающимися общественными деятелями, убеждаются, что основной их
задачей являются компромиссы со священными принципами; военные, призванные
защищать отечество, могут меньше всего думать об этом.
Все социальные роли в реальной их модификации и многообразии кажутся
чуждыми молодым людям, воспитанным на идеальном представлении о многих
сторонах человеческой деятельности. Поэтому у них может возникнуть
внутреннее ролевое напряжение, и в последующий период они перейдут от
наивного идеализма к наивному цинизму, отрицающему основополагающие
нравственные и институциональные нормы общества.
Некоторый разрыв между формальными впечатлениями и действительными
механизмами ролевого поведения, вероятно, характерен для всех современных
обществ. Хотя он бывает весьма велик, каждое общество старается в какой-то
степени его сократить. Так, студентам в целях социализации к будущей роли
специалиста предоставляется возможность выполнять лабораторные работы,
проводить полевые испытания, проходить производственную практику. Однако
разрыв сохраняется, и поэтому у молодых людей следует воспитывать не только
теоретические навыки, но и способности адаптироваться к широкому кругу
ролей, к решению действительных, реальных проблем.
Ролевые конфликты. В самом общем виде можно выделить два типа ролевых
конфликтов: между ролями и в пределах одной роли. Часто две или более ролей
(либо независимые, либо части системы ролей) заключают в себе
несовместимые, конфликтующие обязанности личности. Например, работающая
жена находит, что требования ее основной работы могут прийти в конфликт с
выполнением ею домашних обязанностей, или женатый студент должен примирять
требования, предъявляемые к нему как мужу, с требованиями, предъявляемыми к
нему как студенту, или работник милиции иногда должен выбирать между
выполнением им своего должностного долга и арестом близкого друга.
Подобного рода конфликты относятся к ролевым конфликтам между ролями.
Примером конфликта, происходящего в пределах одной роли, может служить
положение руководителя или общественного деятеля, публично провозглашающего
одну точку зрения, а в узком кругу объявляющего себя сторонником
противоположной, или индивида, который под давлением обстоятельств
исполняет роль, не отвечающую ни его интересам, ни его внутренним
установкам. Во многих исполняемых индивидами ролях — от сантехника до
преподавателя высшего учебного заведения — существуют так называемые
конфликты интересов, в которых обязанности быть честным по отношению к
традициям или людям входят в конфликт с желанием «делать деньги». Опыт
показывает, что очень немногие роли свободны от внутренних напряжений и
конфликтов. Если конфликт обостряется, он может привести к отказу от
выполнения ролевых обязательств, отходу от данной роли, к внутреннему
стрессу.
Существует несколько видов действий, с помощью которых ролевая
напряженность может быть снижена и человеческое Я защищено от многих
неприятных переживаний. Сюда относят обычно рационализацию, разделение и
регулирование ролей. Первые два вида действий считаются неосознанными
защитными механизмами, которыми личность пользуется чисто инстинктивно.
Однако если эти процессы осознаются и используются преднамеренно, их
эффективность значительно повышается. Что касается третьего способа
действий, то он используется в основном осознанно и рационально.
Рационализация ролей — один из способов защиты против болезненного
восприятия личностью какой-либо ситуации с помощью понятий, которые для нее
социально и персонально желательны. Классической иллюстрацией этого
считается случай с девушкой, которая
не может найти жениха и убеждает себя в том, что она будет счастлива, если
не выйдет замуж, потому что все мужчины обманщики, грубияны и себялюбцы.
Рационализация, таким образом, скрывает реальность ролевого конфликта путем
бессознательного поиска неприятных сторон желаемой, но недостижимой роли.
Стоит убедить себя в том, что женщины в интеллектуальном плане находятся на
уровне детей, как нас уже не будет мучить вопрос о равноправии женщин в
обществе. Американские рабовладельцы искренне считали, что все люди
рождаются равными, но невольники — это не люди, а имущество, в связи с чем
не стоит беспокоиться об их бесправном положении. Евангелическая заповедь
«не убий» для католиков средневековья была справедлива только в отношении
людей истинной веры, неверные же не могли считаться людьми, и их можно было
уничтожать с чистой совестью. В данном случае путем рационализации ситуация
определяется таким образом, что исчезают ролевой конфликт и ролевая
напряженность.
Разделение ролей снижает ролевую напряженность путем временного
изъятия из жизни одной из ролей и выключения ее из сознания индивида, но с
сохранением реагирования на систему ролевых требований, присущих данной
роли. История дает нам многочисленные примеры жестоких правителей, палачей
и убийц, которые одновременно были добрыми и заботливыми мужьями и отцами.
Их основная деятельность и семейные роли были полностью разделены. Торговый
работник, который нарушает законы днем, а вечером с трибуны ратует за их
ужесточение, не обязательно должен быть лицемером. Он просто переключает
свои роли, избавляясь от неприятного несоответствия. Униформа милиционера,
военного, белый халат хирурга и профессиональные титулы помогают людям в
разделении своих ролей. Многие не могут «расслабиться» (полностью отойти от
роли) до тех пор, пока не снимут с себя униформу. Принято образно говорить,
что каждый член общества, который успешно социализировался, расширяет
«гардероб» ролевых личин и надевает то одну, то другую из них в зависимости
от ситуации: дома он сама мягкость и покорность, на работе жесток и
официален, в обществе женщин мужествен и предупредителен и т.д. Такой
процесс ролевого перерождения создает возможность снятия эмоциональной
напряженности всякий раз, когда установки, присущие одной роли,
сталкиваются с потребностями другой. Если индивид не
защитил себя путем разделения ролей, эти противоречия становятся
психологическими конфликтами.
Ролевые конфликты и несовместимости, вероятно, можно найти в каждом
обществе. В хорошо интегрированной культуре (т.е. имеющей единые,
традиционные, разделяемые подавляющим большинством культурные комплексы)
эти несовместимости так рационализированы, разделены и блокированы одна от
другой, что индивид их вовсе не ощущает. Например, члены некоторых
индейских племен относятся друг к другу с величайшей терпимостью и
мягкостью. Но их человечность распространяется только на членов племени,
всех же остальных людей они считают животными и могут спокойно убивать, не
испытывая никаких угрызений совести. Однако сложные общества, как правило,
не имеют высокоинтегрированной традиционной культуры, и потому ролевые
конфликты и ролевая напряженность в них представляют серьезную социальную и
психологическую проблему.
Регулирование ролей отличается от защитных механизмов рационализации и
разделения ролей прежде всего тем, что является осознанным и
преднамеренным. Регулирование ролей — формальная процедура, посредством
которой индивид освобождается от личной ответственности за последствия
выполнения им той или иной роли. Это означает, что организации и
общественные ассоциации берут на себя большую часть ответственности за
негативно воспринимаемые или социально неодобряемые роли. На практике это
выглядит как ссылка индивида на влияние организаций, в силу которого он
вынужден действовать определенным образом. Муж оправдывается перед женой за
длительное отсутствие, говоря, что этого требовала его работа. Нечестный
работник торговли не чувствует своей вины потому, что он уверен, что его
заставляет так поступать система торговли. Как только у индивида появляется
напряженность или ролевой конфликт, он немедленно начинает искать
оправдание в организации или ассоциации, в которой он выполняет конфликтную
роль.
В итоге можно сказать, что каждая личность в современном обществе в
силу неадекватной ролевой подготовки, а также постоянно происходящих
культурных изменений и множественности играемых ею ролей испытывает ролевое
напряжение и конфликт. Однако она имеет механизмы бессознательной защиты и
осознанного подключения общественных структур для избежания опасных
последствий социальных ролевых конфликтов.





Реферат на тему: Социальные роли личностей

Российский Государственный Гуманитарный Университет
Калужский филиал



Реферат
Тема: "социальные роли личности".

Учебная дисциплина "социология"



Калуга - 2000.
Содержание.

Введение. 2


Представления о личности в социологии. 5


Макросоциологические концепции личности. 8


Микросоциологические концепции личности 13

Список используемой литературы. 19



Введение.


Человек – биологический индивид, высшая ступень живых организмов на
земле, результат сложной и длительной биологической эволюции, предпосылка и
субъект эволюции культурной. Биологическая эволюция длилась неизмеримо
дольше культурной – 2,5 млн. лет. Развитие человека 40 тыс. лет назад
прекратилось. К этому времени сформировались те фундаментальные признаки,
которые и сегодня отличают его от других животных.
Они послужили условием перехода от биологической к культурной
эволюции. Всё, что человек приобрёл в последние 40 тыс. лет, связано не с
биологией, а с культурой и обществом. Иначе говоря, не естественной, а
искусственной средой, сущность которой лежит в системе социальных
отношений. Начиная с этого момента, можно говорить о том, что в человеке,
как биологическом существе формируется его индивидуальность, которая
позднее вырастает в личность.
Развитие представлений о человеке как личности прошло несколько
этапов.
Древний Китай (VI – I вв. до н. э.)
Человек в даосизме занимает срединное положение в мире, соединяя в
себе тёмное и светлое, мужское и женское, активное и пассивное начала,
твёрдость и мягкость, покой и движение. Он обращен лицом к прошлому, а к
будущему повернут спиной. Мир создан не ради человека, он – лишь последнее
звено саморазвития мира, движения времени по кругу. Человек общается с
божеством не как индивид, а как потомок, звено родовой цели. Человек ещё не
ощущает границ собственной личности.
Древняя Индия (VI –IV в до н. э.)
Буддизм устраняет индивидуальное своеобразия людей. Ему неизвестна
идея обособленной личности, родившаяся в европейской философии тема
индивидуальной кончины, безвозвратной утраты уникальной жизни. После смерти
тело и сознание распадаются на множество элементов, которые затем
сцепляются в ином месте. Но переселяется не индивидуальная, а космическая
душа. У неё нет индивидуальности. Отвергая мысль о свободной воле, буддизм
негативно относится к идее о том, что у человека есть душа.
Древняя Греция (VI – IV вв до н. э.)
Античные философы первыми осознали, что ценность жизни – в её
неповторимости. Они сделали значительный, хотя и не окончательный шаг
вперёд, отделив индивид от космоса. Поворот к антропологической теме
осуществил Сократ. Его называют родоначальником философии человека.
Знаменитое изречение «познай самого себя» означало, что каждый человек
обладает внутренним «Я», центром которого является разум, мышление. Человек
рационален: он ставит себе цели и, достигая их, несёт за них
ответственность. Совершенствование человека есть результат его деятельности
и воспитания.
Человек не только познаёт самого себя но и выступает мерой всех вещей
природных и социальных. Греки воздвигают храмы в честь богов по образу и
подобию человека, сообразуясь с «мерой» его восприятия и разумения. В
дальнейшем представление о человеке, как ценностной мере всего сущего
развивали Демокрит и Платон.
Средневековье (IV – XIV вв)
Принципиально новый подход к человеку связан с христианством, что
воплотилось в учении гуманизма. Древнекитайскую, древнеиндийскую и
древнегреческую цивилизации относят к доличностным культурам. Христианство
поместило человека в центр мироздания. Человек – это храм, он создан по
образу и подобию Бога. На человеке отпечаток абсолютной личности творца.
Возрождение ( XIV – XVI вв )
Складывающиеся в эпоху Европейского Возрождения взгляды на человека
вобрали в себя всё лучшее от античности и христианства и воплотились в
учении гуманизма. Мыслители той эпохи – Леонардо да Винчи, Микеланджело,
Данте – провозгласили свободу и суверенность человеческой личности. Она
представлялась как гармония тела и духа, разума и чувств, земного и
божественного. Возрождение знаменует переход от традиционного общества к
современному, первые проблески капитализма. А капитализм, как социальное и
экономическое явление невозможен там, где нет индивида – свободного
предпринимателя, наёмного работника. Они самостоятельные экономические
агенты. Ренисансное сознание в полном смысле слова двигаться от понятия
«индивид» к «индивидуальности». Возрождения называют еще «веком разума»,
ибо оно провозгласило разум высшим достоинством человека. Тем самым оно
продолжило и довело до высшей точки зародившей еще в античности
рационализм.
Просвещение (XVII – XVII вв).
Просвещение продолжает начатую в эпоху Возрождения борьбу за
установление «царства разума», политических свобод и гражданских прав
человека. Конец эпохи Просвещения ознаменован двумя важнейшими явлениями –
Великой промышленной революцией, окончательно закрепившей бесповоротность
наступления капитализма, и Великой французской революцией (1789 г.),
провозгласившей те политические права и свободы, которые составляют основу
современной демократии. Это эпоха великих географических и научных
открытий, завоевание юридической свободы, борьбы буржуазии за власть,
которая в конечном итоге привела к тому, что закрытое, инертное
традиционное общество сменилось открытым, мобильным современным обществом.
Свобода, разум, активность, подвижный стиль жизни, индивидуализм и
предпринимательский дух – главные параметры формирующей личности. Историки
утверждают, что само слово «индивидуальность», как и слов «личность»,
появилось каких – то 200-300 лет назад, т. е. в эпоху Просвещения. А каково
содержание двух понятий мы рассмотри дальше.

Современность.
Философы рассматривали личность под углом зрения вечного и временного.
Так поступали Сократ, Платон, Аристотель, позже Кант и Гегель, а в XIX – XX
веках датский философ Сирен Кьеркегор русские мыслители Владимир Соловьев,
Николай Бердяев, Павел Флоренский, Сергей Булганов и американец Питер
Дукер. Проблема вечного и временного в человеке решалась в одном случае в
рамках экзистеционализма, а в другом – религиозной философии. Представители
обоих направлений рассматривали человеческое существование (по-французски
«экзистенцию») в двух перпендикулярных гиперплоскотях – в вечности и во
времени.
Человек в вечности – носитель вечных ценностей. Человек во времени
–всего лишь физическое явление: он рождается и умирает. Существование во
времени – это наше бытие как граждан общества. Во времени мы едим и спим,
боремся за власть и растим детей, добиваемся успехом и терпим поражение.
Живя в обществе, мы не можем быть свободными от него как существо
социальные. Все мы частицы семьи, коллектива, профессии, класса. Однако
сущность человека в другом – в человеческом бессмертии и человеческой
свободе.
Наше существование – всегда напряжение между временным и вечным.
Поведение человека лежит в двух разных измерениях, поэтому он всегда
противоречив. Существование во времени можно наблюдать, в вечности только
переживать. Таковы две плоскости человеческого бытия, которые рассматривали
философы.

Представления о личности в социологии.

Личность – одно из центральных понятий социологии. Оно играет важную
роль в «строительстве» социального знания, помогая понять, почему
человеческий мир так отличается от остального природного мира и почему
остается человеческим только на основе сохранения богатства индивидуальных
различий между людьми.
На социологию личности заметно влияют философские концепции и
психологические теории.
Философия больше оперирует емким понятием «человек», которое включает
и его биологическую, и ментальную, и культурную природу. Социологи берут в
расчет прежде всего социальные качества, которые формируются у людей в
процессе общежития (как непосредственный продукт сосуществования с
другими), несколько абстрагируясь от всего остального.
Психология обращает внимание на индивидуальные различия людей: их
темперамент, характер, особенности поведения и оценки, изучая, чем и почему
они отличаются друг от друга. Для социолога «личность» – это, напротив, то,
что делает людей похожими друг на друга (т. е. они отмечают в людях
социально типическое).
Таким образом, можно сказать, что как правило, в цепочке человек –
личность – индивид отражено своеобразное разделение труда философа,
социолога и психолога, хотя каждый из них (изучая своё) может использовать
любой из этих терминов. Иными словами, личность в социологии – это нечто
особенное.
В философии «личность» (читай: человек) в соответствии со сложившимися
традициями рассматривается как:
1) произведение (Природы, Бога или Общества), продукт условий
существования, который может лишь познать себя и не должен пытаться
изменить (человек адаптирующийся, приспосабливающийся);
2) творец, беспредельно активный, либо медитирующий, изменяющий свои
собственные условия, либо управляющий своим воображением об
условиях своей жизни и о себе (человек, создающий себя сам,
самопроизводящийся);
3) деятель, преобразующий сам себя посредством инструментальной,
предметной активности, связывающей его развитие с внешним миром
(человек, производящий новые предметы и передающий в предметах свой
опыт).

В психологии «личность» (читай: индивид) – это целостность психических
свойств, процессов, отношений, отличающих данного субъекта от другого. Для
психолога потенции субъектов различны, поскольку как врожденные, так и
приобретенные качества людей индивидуальны. Индивидуальность отражает
неповторимость биологических и социальных свойств человека, делая его
уникальным актором (действующей единицей) некой группы или общности.
И философия, и психология оказывают существенное влияние на развитие
социологических представлений о личности, однако их особый взгляд на сей
предмет и специфическая терминология используются только на уровне
специальных теорий.
Итак, социологи, как правило, оперируют понятиями «социальный субъект»
и «личность» для описания социальной сути и социальные качеств человека.
В современной социологии личность, как субъект (который, напомним,
может быть индивидуальным – тождественным «личности» и групповым –
тождественным «общности»), означает активное социальное начало, некий
социально – исторический тип способности к деятельности.
Считается, что личность как социально типическая характеристика людей
пережила определенную эмоцию вместе с ходом исторического прогресса.
Первобытный человек характеризовался деятельностью адаптивной,
приспособительной, в то время как современный имеет значительно более
богатый функциональный репертуар и в целом играет активную преобразующую
роль в природе и обществе. Можно сказать, что личность все полнее
проявлялась, формировалась и заполняла человека, вырывая его из мира
естества (желаний и страстей) и приводя в мир творчества, осмысления и
понимания знаков «другого».
В этом смысле личность как социальное качество человека становилась
все более концентрированной субстанцией его особой (общественной) природы.

Макросоциологические концепции личности.


С точки зрения макросоциологии, для которой важнее целое, а не части,
и интереснее групповое взаимодействие, а не межчеловеческое, личность
является продутом общества (культуры, истории, космоса и т. п.). Этих
взглядов в целом придерживались такие крупные исследователи, как Э.
Дюргейм, М. Вебер, Т. Парсонс и др., ставившие во главу угла проблему
социализации. Образно её сформулировал психолог Ж. Пиаже, анализируя, как
«дикие зверёныши» (дети) постепенно становятся личностями.[1]
Социологизация – это освоение культуры (норм, ценностей, идей, правил
поведения и стереотипов понимания) сообщества. Она не только связана с
развитием личности, но и является своеобразным духовным кодированием
человека, вырабатывая у него типовые (хорошо распознаваемые и
прогнозируемые) социальные реакции и формы активности. Функциональное
значение такого «отёсывающего» формирования способностей, навыков и знаний
индивида состоит в том, чтобы подготовить людей к тесному сосуществованию,
обеспечить их предстоящее взаимодействие и взаимопонимание.
Известный социальной антрополог Р. Линтон, который много работал в
микросоциологии и является одним из основателей теории в микросоциологии и
является одним из основателей теории ролей, ввел понятия модальной и
нормативной личности. В результате сходных процессов социализации (а
практически каждое общество и государство много усилий тратят на
образование, воспитание и поддержание культурных стандартов жизни своих
молодых и зрелых граждан) люди отнюдь не ведут себя как «инкубаторские»,
хотя могут попадать в сходные обстоятельства и выглядеть на первый взгляд
похожими.
Нормативная личность – та, черты которой лучше всего выражают данную
культуру, это как бы идеал личности данной культуры.
Модальная личность – статистически более распространенный тип
отклоняющихся от идеала вариаций. И чем более нестабильным становится
общество (например, в переходные транзитивные периоды системных
преобразований), тем относительно больше становится людей, социальный тип
которых не совпадает с нормативной личностью. И наоборот, в стабильных
обществах культурное давление на личность таково, что человек в своих
взглядах, поведении и фантазиях все меньше открывается от навязанного
«идеального» стереотипа. Он хорошо знает, каким он должен быть, а послушных
и понятливых сообщество обычно поощряет: они – основа социальной
стабильности, поэтому стабильно и их вознаграждение за «примерное
поведение».
В кризисные моменты в любом сообществе возникают аномии (нарушения
нормального порядка) и количество девиаций (это понятие индивидуальных
социальных отклонений ввел Э. Дюргейм, изучая самоубийства) заметно
увеличивается.
Р. Мертон, который тоже изучал аномию, разработал свою систему
классификации отклоняющегося поведения. Он выделил пять моделей (табл.
1) социальной адаптации личности к выработанным в обществе культурным
нормам в зависимости от того, признают ли люди господствующие ценности и
следуют ли они правилам достижения ценностных благ[2].



Таблица 1. Модели социальной адаптации личности.

|Модель |Отношение к целям |Следование нормам |
| |общества |достижения |
|Конформизм |+ |+ |
|Инновация |+ |- |
|Ритуализм |- |+ |
|Эксейпизм |- |- |
|Мятеж |( |( |


Если личность разделяет цели данной культуры и общества и стремится
осуществить их легальными, рекомендуемыми средствами, она осуществляет
конформную (приспособленческую) модель адаптации.
Инновационная модель адаптации характеризуется тем, что личность
принимает цели сообщества, но стремится их осуществить необычными,
непризнанными и, возможно, неодобряемыми средствами. Эта модель поведения
распространена в новых предэлитных стратах современного российского
общества, которые характеризуются «достигательной» мобильностью, связанной
с обогащением (по известному выражению «Цель оправдывает средства»).
Ритуализм, как другая отклоняющая форма личностной адаптации,
напротив, проявляется в том, что человек не признает цели и ценности своего
общества, но тем не менее соблюдает «правила игры» и ведёт себя в
соответствии со сложившимися представлениями о допустимых средствах
социальных достижений. В нашем обществе обычно это «семейная карма» детей
из слоя российской интеллигенции.
Эскейпизм (отстранение, уход от социальной реальности в свои
экстравагантные миры) характерен для личностей, отрицающих и доминирующие
цели, и предписанные обществом средства их достижения. Это как бы
квазиадаптация, модель «параллельного существования», признание собственной
чужеродности и невозможности противостоять сложившимся в обществе
стереотипам.
И наконец, бунт, мятеж, является такой формой отклоняющегося
поведения, которая направлена на активное противостояние и опровержение
норм общественной организации, когда общепризнанные цели и средства
воспринимаются личностью весьма амбивалентно (двойственно, неоднозначно,
превратно).
Таким образом, личность в макросоциологии – это социальный тип,
отвечающий данной культуре и адаптирующийся в ней.
Р. Дарендорф, один из мощнейших представителей конфликтологического
направления в современной социологии, используя термин Аристотеля homo
politicus (человек, участвующий в общественной жизни, в управлении, - в
отличие от животного или раба), разработал свою современную типологию
личностей.[3]
Подчеркивая, что личность есть продукт развития культуры, социальных
условий, он пользуется термином homo sociologicus, выделяя его типические
виды:
. Homo faber – в традиционном обществе «человек трудящийся» : крестьянин,
воин, политик – личность, несущая бремя (наделенная важной общественной
функцией);
. Homo consumer – современный потребитель, личность, сформированная
массовым обществом;
. Homo universalis – человек, способный заниматься разными видами
деятельности, в концепции К. Маркса – меняющий всевозможные занятия;
. Homo soveticus – человек, зависящий от государства.

Д. Рисмен, социолог из США, основываясь на специфике капитализма,
разработал в 60 – е гг. концепцию «одномерного человека». Под влиянием
пропаганды, впитывая информационные социальные стереотипы, человек
формирует упрощенные схемы черно – белого видения проблем (в Росси это,
например, «простые люди» и «новые русские», «коммунисты» и «демократы»).
Современное общество делает людей как бы одномерными, воспринимающими
происходящее в плоскости примитивных альтернатив и противостояний, т. е.
личностями с упрощенным социальным восприятием и грубым аппаратом
интерпритации. Справедливости ради, надо сказать, что это свойственно
многим обществам.
Такие исследователи, как Т. Адорно, К. Хорни и другие неомарксисты и
неофрейдисты, в своих работах обосновали парадоксальный вывод: «нормальная»
личность современного общества – это невротик. Давно распались системы
общностей, где были общепринятые устойчивые ценности, и сейчас каждая
социальная роль человека заставляет его «играть» в новой системе ценностей,
предпочтений и стереотипов (выходя из дома, попадая в транспорт, на работу,
забегая в клуб, в кафе, путешествуя по магазинам, всё время менять амплуа и
социальные «маски»). При этом его Super Ego (сверх – Я, нормативная
структура личности, совесть, мораль, значимая традиция, представления о
должном) становится как бы «размазанным», неопределенно – множественным,
плюралистичным.
И. С. Кон и многие другие исследователи уверяют, что современный
человек отвергает любую роль. Он становится «актером», который способен к
постоянным социальным перевоплощениям и играет множество ролей, не принимая
их всерьёз. Несчастен тот, кто вживается в роль; он становится невротиком,
ибо не может соответствовать меняющимся требованиям. Выдвигаемым
разнообразным окружением множества общностей, в которые он структурно и
культурно вписан.[4]
Будучи даже очень хорошим руководителем, нельзя оставаться директором
и дома, поскольку близкие любят и ценят данного конкретного человека,
возможно, совсем не за качество и эффективность управления; и наоборот:
являясь в семье любимым избалованным ребенком, вряд ли стоит капризничать
или ожидать восторженной привязанности к себе в кругу друзей и коллег.
Иными словами, современная жизнь разнообразна, люди вращаются в разных
«кругах», где действуют специальные «правила», поэтому и следует
внимательно оглядываться по сторонам и успевать менять передник на
декольте, смокинг на джемпер, почтительность на распорядительность.
Итак, смена общностей, как смена культурных декораций, должна
заставлять личность менять ролевые маски, дабы сохранять соответствие
ситуации и тем нормативным, символическим требованиям, которые
предъявляются к человеку как персоне социального театра. (Как тут не
вспомнить гениального У. Шекспира: «Весь мир – театр» - и не задуматься о
преимуществах искусства перед наукой в вопросах социального
постижения!)
В целом же можно сделать вывод: макросоциология определяет личность
через культуру (общество).

Микросоциологические концепции личности



В противоположность макросоциологическому взгляду «сверху вниз»
микросоциология рассматривает проблематику личности непосредственно в поле
межличностного взаимодействия. Поэтому и процесс «очеловечивания»
(социализации), и процедуры «встраивания» личности в разнообразные общности
и структуры здесь рассматриваются преимущественно через призму ролевых
концепций.
Этот теоретический подход почти одновременно родился в исследованиях
психолога Г. Мида («Роль, я и общество», 1934) и социолога Р. Линтона
(«исследование человека», 1936), о чем с интересом размышляет И. Кон в
своей книге «Социология личности».[5] Почему эти независимые исследователи
пришли к сходным выводам?
Когда люди жили в более простых обществах, им не казалось, что они
исполняют какую – то роль. Репертуар их «социального театра» (обусловленный
функциональной структурой общества) был ограничен, и по традиции роли
(занятия) и амплуа (позиции) наследовались из поколения в поколение.
Поэтому личина (родовая маска) срастались с личностью (социальным Я), что
не приносило какого – то дискомфорта – в рамках отведенной роли человек мог
оставаться «самим собой».
В современном обществе с его высокой социальной мобильностью
существенно возросли возможности сменить амплуа и стало просто необходимо
менять роли. Актеры по несколько раз за день вынуждены перебегать с большой
сцены на малую и к тому же «подрабатывать» сразу в нескольких «театрах».
Тут немудрено запутаться (и получить социальный невроз), но и соблазнов
становится больше: человек сравнивает разные возможности, оценивает правила
игры и различные «школы», сложившиеся в конкретных субкультурах (общностях
и организациях), прикидывает свои шансы стать «примадонной» или «героем –
любовником». Одновременно он чувствует, что выполняет в основной роли,
навязанные ему извне – социальной структурой, системой ожиданий,
институциональными нормами.
Возможно, он талантлив. Но он – в этом Театре, который сохраняется
благодаря традиции и динамическому балансу межличностных отношений в
завуалированной кратической (властной) структуре.
Г. Мид рассматривает роли как систему предписаний в зависимости от
статуса, поскольку социальные функции личности различаются или по
горизонтали, или по иерархии (сын – отец – сосед).
Статус – это положение человека в контексте социальных отношений,
связей. Он может быть временным или устойчивым, постоянным.
Р. Линтон рассматривает ролевой конфликт, связанный с маргинальным
статусом личности. В микросоциологии считается, что человек не может
совместить роли, а играет «то за того, то за другого» (мастер с рабочими –
администратор, а с администрацией – рабочий).
Линтона не интересует, как человек осваивает роль и как к ней
относится. Мида, напротив, волнует именно механизм освоения роли. Он вводит
понятие ожидаемого поведения, разделяя «я»: как Я и как «меня» (хотят
видеть другие).
Таким образом, он выявляет конфликт, ибо я веду себя как Я или как
«меня», оба состояния наличествуют. Чем более взрослым становится человек,
тем меньше в нем «я» как «меня» и больше «я» как Я наоборот. Инфантильность
(неразвитость) личности проявляется в комплиментарности поведения, которое
постоянно подстраивается под систему наличных ожиданий.
Современный популярный психолог Э. Эриксон хорошо описал это состояние
«Я – меня». Он отмечает новую деталь: значимый, авторитетный «другой» очень
важен для развития личностного ролевого поведения. Вот почему молодежные
кумиры – фа

Новинки рефератов ::

Реферат: История приватизации в России (Государство и право)


Реферат: Некоммерческие организации (Гражданское право и процесс)


Реферат: Синтез речи (Программирование)


Реферат: Расчёт рабочего цикла двигателя внутреннего сгорания автотракторного типа с помощью персональной ЭВМ (Транспорт)


Реферат: Генетика (Биология)


Реферат: Смысл воспитания (Педагогика)


Реферат: Систематизация законодательства (Теория государства и права)


Реферат: А.С. Пушкин на Кавказе (Литература : русская)


Реферат: Культура Казахстана (Культурология)


Реферат: Государственное управление предприятием в переходной экономике (Предпринимательство)


Реферат: Существуют ли внеземные цивилизации (Астрономия)


Реферат: Биологическая роль гидролиза в процессах жизнедеятельности организма (Биология)


Реферат: Павел Александрович Флоренский (Исторические личности)


Реферат: Лекция по психологии (Психология)


Реферат: Ограны финансового контроля и их полномочия в РБ (Финансы)


Реферат: Маркетинговые исследования (Маркетинг)


Реферат: Источники и этапы формирования японского традиционного искусства гэйдо (Искусство и культура)


Реферат: Основы теории государства и права (Политология)


Реферат: Группа как саморазвивающаяся система (Психология)


Реферат: Итоги коллективизации для СССР (История)



Copyright © GeoRUS, Геологические сайты альтруист